Письмо знакомому Незнакомцу

4 июля 2011 |  
Размещено в рубрике Женское

pismo

В вирте мы наиболее уязвимы, потому что имеем дело с чем-то вроде идеальных сущностей друг друга, а порой и с сознательно созданными кем-то фантомами. Но мы очаровываемся! Мы ловим волны частоты, идентичной нашей. Без всякой пленительной химии запахов, головокружительной физики касаний, видео- и звуко-рядов пленяемся друг другом.

Лара Галль «Немного зло и горько о любви»

Я практически тебя не знаю. Да ты и не даёшь мне возможности узнать тебя поближе. Я никогда не видела тебя в реале – только по фотографии. Но при общении с тобой у меня возникает ощущение де жа вю. Наши короткие встречи на бескрайних просторах сети, завязывающие чёрными иероглифами букв узелки в моём сердце, порождают во мне тёплые, словно весеннее солнце, надежды. Но последние каждый раз тают также быстро, как и появляются. Потому что я не понимаю тебя. Я запуталась в тебе, словно муха в липкой паутине. Сладкой, медовой, покрытой капельками жёлтой смолы. Именно они – эти капли – поманили меня к себе. Я полетела на их призрачное мерцание и сладкий запах, а в результате угодила в паутину… Каждая такая янтарная капелька – твоя тайна. Ты вообще весь такой загадочный... Расшифровать тебя не представляется возможным. Ты закрыт на сотни замков и засовов, а ключи хранятся в местах, мне неизвестных… Такое ощущение, будто я топчусь в прихожей твоей жизни у закрытой входной двери; стучусь , но никто не открывает, даже в глазок не смотрит: кто же там, за дверью?.. И ждать, когда откроют – откроют ли ? – надоело, и уйти нет сил...

Часто именно от этого бессилия в моей душе вспыхивает ярость, злость на тебя, на твои недомолвки, увиливания от ответов, на твоё молчание. И когда этот пожар достигает вселенских размеров, я протягиваю к путам твоей незримой власти надо мной, к нитям, соединяющим наши сущности, свою руку с крепко зажатым в ней острым ножом с целью оборвать одним резким движением все эти верёвочки-ленточки, не приносящие мне ничего, кроме вечного недоумения, напряжения и душевных страданий…

Но ты не даёшь мне сделать этого: появляешься так внезапно в самый решающий момент, будто почувствовав моё намерение освободиться о тебя. Ты, такой мягкий-добрый-ласковый, высвобождаешь из моих побелевших пальцев нож и нежно целуешь меня в лоб. Да-да, не в губы, не в щеку, а именно в лоб, как целуют ребёнка: снисходительно, покровительственно. Рука моя от этого поцелуя безвольно падает, вся злость улетучивается куда-то, и на её место приходит Всепрощение Тебя… Твой взгляд при этом такой удивлённый: делаешь вид, будто не понимаешь причину моего гнева. Проходит час-другой – ты рядом, я счастлива, а потом ты взмахиваешь крыльями и улетаешь в одному лишь тебе ведомый мир, вновь оставляя меня одну – связанную по рукам и ногам. Эйфория проходит, и всё повторяется вновь…

Знаешь, у меня относительно тебя возникает такая ассоциация: блики лунного света в фиолетовой жидкости ночной воды. Я черпаю ладонями холодную влагу, но ни капли серебристой лунности не могу взять себе, потому что это лишь её отражение плещется в чистом пруду моего существования…

Что Я для тебя? Сестрёнка, подружка, «жилетка»?Но меня не устраивает ни одна из этих ролей в твоей жизни. Я много раз принимала решение задать тебе этот вопрос, но он раскалённым железом всякий раз жжёт мои губы. Неопределённость же выворачивает мои мысли наизнанку и сковывает отчаянием. Иногда на смену последнему приходит апатия – равнодушное «всё равно»…

Я даже не могу разобраться в своём отношении к тебе. Временами берега моего сердца затапливает нежность с примесью тоски. Иногда мне просто жаль тебя: вот такого ни на кого не похожего, замкнувшегося в себе, словно обиженного целым светом ребёнка с бесчисленным количеством страхов и тревог. А бывает – особенно в моменты твоего длительного отсутствия – я начинаю тихо тебя ненавидеть… Моё отношение к тебе – гремучая смесь самых разных чувств и эмоций с привкусом противоречий.

Когда же ты поймёшь, мой знакомый Незнакомец, что я жду от тебя настоящих мужских поступков, а не мальчишеских легкомысленных выходок? Прочтёшь ли ты вообще этот монолог – мои душевные излияния? Сможешь ли понять невероятную усталость измождённого сердца?..

Почему-то мне кажется, что ты всё прекрасно знаешь и понимаешь. Но боишься… Боишься поверить в мои искренность и тепло, обращённые к тебе. Боишься принять мою нежность как данность, потому что давно уже привык чувствовать себя волком-одиночкой. Ты просто страшишься поверить в саму возможность счастья. И этот страх иссушает тебя, заставляя не спать по ночам, выкуривать «тонны» сигарет и… страдать.

Но страдаешь не ты один.

Твоя.