21.10.2010

Благотворительность — благо?

милостыня



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Рабочего — уволят, депутата — не переизберут, министра — отправят в отставку… И только нищий может быть спокоен за свой завтрашний день, который никогда не будет хуже вчерашнего. Потому что милостыню подают всегда. Во все времена.

(В. Кузнецов «Как стать нищим»)

История благотворительности в России началась с приходом христианства. Соблюдая заповедь о любви к ближнему, заговорили о призрении бедных, начали раздавать милостыню «сирым и убогим». Князья, видные политические и военные деятели на личные средства создавали приюты, больницы, учебные заведения для бедных, организовывали раздачу еды и одежды нуждающимся. При всех монастырях нищим раздавали еду и милостыню, устраивали особые помещения для больных. Постепенно благотворительность перестала быть личным делом правителей, и стала частью государственной системы социального обеспечения. Это отразилось, прежде всего, в праве: издавались указы, положения, распоряжения о создании домов призрения, больниц и школ для бедных и т.п.

Самым ярким периодом благотворительности, её расцветом можно считать начало двадцатого века. Именно в этот период наиболее широко занимались меценатством и благотворительностью крупные промышленники, фабриканты, деятели культуры, наследники крупных состояний, имена которых не забыты и сегодня: С. Мамонтов, Г. Солодовниее широко занимались меценатством и благотворительностью крупные промышленники, фабриканты, деятели культуры, наследники крупных состояний, имена которых не забыты и сегодня: С. Мамонтов, Г. Солодовников, П. Третьяков, Демидовы, Морозовы, Строгановы… Список велик. После революции 1917 года любая благотворительная деятельность пресекалась, как явление, чуждое социальному строю СССР. Позднее все же благотворительная деятельность «вернулась» в форме коллективного труда на благо общества (субботники, сбор макулатуры, помощь пенсионерам).

Сегодня общий объем благотворительного рынка в России — 1,5 млрд. долларов в год (ИА Regnum). Это те средства, которые направляются на благотворительные цели организациями и частными лицами официально, их можно подсчитать. А еще есть, скажем так, «народная» благотворительная инициатива: пятачок дедушке у метро, десятка женщине с младенцем на вокзале, мелочь инвалиду в переходе.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Подавать или не подавать – нравственный вопрос, который каждый должен решить сам. Что происходит в уме и душе, когда мы видим человека, просящего подаяние? Думаю, все мы наблюдали за людьми в подобных ситуациях и заметили, что подавляющее большинство с видом непроницаемого безразличия проходит мимо. Но внутри каждого из нас в этот момент кипят эмоции, потому что невозможно к этой проблеме никак не относиться. Чаще всего мы в замешательстве и со стыдом отводим глаза и проходим мимо, ощущая, что внутри все съеживается, а в голове пульсирует одна мысль: только бы не обратились ко мне лично. Или чувствуем непреодолимое желание помочь хоть чем-то и, спеша, роемся в кошельке в поисках подходящей купюры?

Раньше, поддавшись чувству жалости к просящему и даже некоторому стыду за своё благополучие, подавала довольно часто, но избирательно – только женщинам, бабушкам и инвалидам. Почему-то всегда думала, что если попрошайничает мужчина – это на выпивку, а если ребенок, значит, деньги обязательно отбирают старшие. Детям обычно предлагала купить еды (почти все отказывались, прося деньги).

Сейчас не подаю милостыню принципиально. Может это не по-христиански, не гуманно и т.п. Считаю, что подавший милостыню несет ответственность за то, для каких дел, добрых или злых, эта милостыня будет употреблена. Вроде бы, подавая милостыню, человек совершает добрый поступок, проявляя заботу и внимание, сострадание и щедрость к окружающим его людям. Но давно известно, что нищенство сегодня – это полноценная профессия с работодателем, работниками-попрошайками, менеджерами, которые следят за процессом. Это бизнес с огромным оборотом. Социологи утверждают: доля по-настоящему нуждающихся не превышает 10%. Получается, что, облагодетельствовав просящего наличными, мы в 90% случаев совершаем не доброе дело, а становимся жертвой мошенников. Для себя я решила – если уровень благополучия позволяет мне материально помогать нуждающимся, пусть это будет гарантированно полезная помощь: одежда для малообеспеченной семьи, которую знаю я или мои близкие, старая мебель или бытовая техника, переданная по социальной программе в приют, детский дом, погорельцам и т.п., Пусть это будет даже денежная сумма, но поступившая туда, где её потратят на насущное.

Способов проявить сострадание и участие в чужой судьбе много. Можно просто заглушить совесть несколькими монетами или на короткое время почувствовать себя щедрым благодетелем, дав крупную купюру. Этим мы успокоим себя, но вряд ли по-настоящему поможем нуждающемуся. Куда труднее найти время для участия волонтером в социальной программе, для поездки в детский дом, словом, для по-настоящему деятельного участия в судьбе людей, которым сегодня труднее чем нам. Каждый выбирает для себя.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

2 комментария к  „Благотворительность — благо?“

  1. Евгения Табурянская 21.10.2010 14:41

    Тоже никогда не подаю попрошайкам, уличные музыканты и подобные им — другое дело, они зарабатывают. У меня в этом плане вообще блок какой-то: мои прабабушки, как им ни было тяжело жить на пенсию, никогда милостыню не просили

  2. galactika 12.01.2011 00:26

    По-моему, благотворительность и подаяние попрошайкам — это абсолютно разные вещи.

    В самом слове «БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ» заключена его сущность — творить благо, т.е делать добро. И это совсем не значит, что надо давать каждому просящему на бутылку водки...

    Я думаю, автор хотел затронуть благородную сторону благотворительности, о чем свидетельствует последний абзац статьи. Но почему-то у нас многие люди при слове «благотворительность» представляют только бомжей в переходах...

Оставить комментарий или два