14.05.2011

Дима. Часть 2

Дима

К новенькому в хате всегда повышенный интерес и я тоже стал присматриваться к Диме. Заподозрить в нем чиновника было решительно невозможно. Он скорее был похож на бомжа. На отмытого, подлеченного и пару месяцев не пьющего по причине отсутствия водки. Движения, повадки, речь и проявлявшийся за ними весьма посредственный интеллект лишь усиливали это впечатление. Высокое, дряблое и слегка подернутое жирком тело было лишено каких-либо признаков мужественности. Худые руки-плети, такие же ноги, брюшко. Крупный широкий нос, мясистые губы и низкий лоб делали черты его лица первобытными. При взгляде на него мне вспоминались австралийские аборигены.



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Приняли (арестовали) Диму за взятку. Хотел сбить полторы штуки гривен с какого-то мелкого предпринимателя, а тот, не будь дурак, стуканул в милицию. Во время получения денег его и взяли.

— Я смотрю ей в глаза, а ей безразлично, — выдал Дима, рассказывая о том, как судья принимала решение о его аресте.

— Тут судьба человека решается, а ей пофик, — добавил он с искренним возмущением.

— А ты что ожидал, что она заплачет? — поднял на Диму удивленные глаза один из зеков.

Хата заржала.

— Ты сам, когда людей нагинал, сильно их жалел?

— Я всех только по закону нагинал, — сказал Дима и тут же расплылся в смущенной улыбке, понимая, что сморозил явную глупость и что никто ему не поверит.

Хату накрыла вторая волна хохота.

— Так и тебя по заbsp;— сказал Дима и тут же расплылся в смущенной улыбке, понимая, что сморозил явную глупость и что никто ему не поверит.

Хату накрыла вторая волна хохота.

— Так и тебя по закону закрыли.

— Скажи еще, что ты взятку не брал.

— Не брал, — опять улыбнулся Дима.

— Ай, не мочи! — плакала хата. — Кому ты лечишь?

— Здесь прокурора нет, не рассказывай!

Окончательно смущенный, Дима замолчал.

Сидел он абсолютно зачехленный (нелюдимый), поев, падал на нары и уходил в себя. С сокамерниками общался мало, весь погруженный в собственные страдания и жалость к себе. Было видно, что человек недавно в тюрьме и еще не расслабился.  Попав в тюрьму впервые, большинство испытывает вполне естественный шок. Еще вчера ты гулял по свободе, суетился, решал житейские и рабочие проблемы, отдыхал, пил водку, трахал баб, и вдруг – БАЦ… и ты лежишь на наре, заперт, вокруг тебя совершенно посторонние люди, с которыми по вольной жизни, тебе, возможно, никогда и не пришло бы в голову общаться, а сейчас они к тебе ближе чем семья. Только в отличии от семьи не горят желанием разделить твое горе. Твои проблемы им безразличны, как и их проблемы тебе. Обычно, через пару месяцев, кто позже, кто раньше, новенькие расчехляются, и понимают, наконец, что жизнь не заканчивается, жить можно и нужно.

Толстый изучал Диму несколько дней, остальная хата ждала его негласный вердикт. Прощупывание начиналось осторожно. Знаете, как в более благородное послевоенное время дворовая шпана выбирала себе жертву?


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Вперед высылался самый маленький и самый щуплый. Он и задирался к будущей жертве. Та, видя такую наглость от далеко не сильного противника, отвечала подзатыльником, пинком, или чем похлеще. И тут вырисовывались «основные силы». Искренне возмущенные тем, что «маленьких обижают» и желая восстановить «попранную справедливость», они отвешивали обидчику неслабых тумаков и отправляли восвояси с пожеланиями больше не наблюдать его в своем районе и обещанием в противном случае повыдергивать нижние конечности. Прием старый, но надежный. Самое замечательное в нем то, что он позволял соблюсти полную видимость «справедливости».

В хате новенького в оборот сразу же  брали самые слабые из Андрюшиной свиты. Делалось это в виде обучения новичка правилам жизни в хате. Как такового, свода правил не существовало и все воспитание строилось на замечаниях. Такая метода убивала сразу двух зайцев. Во-первых, действительно позволяла достаточно быстро объяснить новичку как правильно жить в хате, а во-вторых, проверяла его на психологическую устойчивость и твердость характера. Ибо делались эти замечания без особого педагогического подхода, грубо и откровенно. При желании, этим же методом можно было довести новичка до полного нервного срыва. Поскольку, был бы человек, а к чему придраться —  найдется.

Первым за дело взялся Тема. Это он любил. Вынужденный терпеть регулярные придирки, а то и оскорбления Андрюши, не чувствуя в себе достаточных сил сопротивляться и чтобы не потерять остатки самоуважения, он убедил себя, что так правильно, что это и есть порядок и дисциплина.

Однако подавленные унижения и обида никуда не делись и он с удовольствием компенсировал их, донимая новеньких. Конечно, делать это надо было осторожно, но если новенький был явно слаб, Тема изгалялся над ним от души.

Утро в камере начиналось с уборки. Этим занимался последний заехавший в хату. Три дня гостевых, которые даются новичку чтоб осмотрелся и понял правила, а дальше, принимайся за работу и приноси пользу хате. Уборка происходила часов в 6-7 утра, когда уставшие от ночных движений зеки спали на своих нарах. Время самое удобное, когда ты никому не мешаешь, и тебе никто не мешает. Работы на полчаса, максимум час. Набрать запас воды до вечера, подмести пол, вымыть его легким раствором хлорки, вытереть пыль, вымыть дючку, получить от баландера (зек, разносящий пищу по камерам) хлеб и сахар, встретить проверку, отдать проверяющим жалобы и ходатайства, написанные зеками накануне и все, свободен до завтрашнего утра. Работа не тяжелая, не в западло (запрет, табу), но как всякая уборка и чистка, не престижная. Поэтому и занимались ею новенькие. Дима выполнял все это неохотно и некачественно. Привыкнув быть чиновником и маленьким князьком, он с трудом воспринимал резкую перемену в своем социальном статусе. Пыль не вытирал, на подметенном полу были видны крошки, дючка была в одинаковом состоянии как до уборки, так и после. Поводов для придирок он оставлял более чем достаточно. И они не заставили себя ждать.

— Дима, а как ты убирал? — со смесью обиды и возмущения бубнил Тема, показывая на найденные крошки.

— Не знаю, я убирал — сдавленно отвечал Дима. Чувствовалось, что его раздражает сам факт поучений со стороны какого-то молокососа, который еще месяц назад не годился б ему даже в подчиненные.

— Ну, как ты убирал? — продолжал Тема. — Я ж ничего не придумываю. Что это?

Видя, что Дима не реагирует, Тема со вздохом брал веник и подметал.

— А как ты пыль вытирал, — продолжал Тема через время и проводил пальцем по верхней панели телевизора.

— Ничего страшного, завтра вытру — бурчал Дима.

— Нет, ты сейчас вытри — показательно сдержано, но с нажимом требовал Тема. Ему приятно было чувствовать свое превосходство над бывшим начальником. Дима с недовольным лицом вставал с нарки и нехотя вытирал. Тема тяжело вздыхал и с ухмылкой качал головой, как мать о своем нерадивом дитяти.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Днем Толстый продолжал начатое Темой. Обращаясь как бы ко всем и как бы между делом, он находил все новые и новые погрешности в чистоте. Уловив настроение Толстого, начали вставлять свои пять копеек и другие зеки.

— А че это дючка у нас такая черная? — произнес однажды на всю камеру Рома, парень лет 22, сидевший за изнасилование и метивший в замы Толстого. Дючка, конечно, черной не была, но и чистотой не блистала. Дима, как обычно лежа на наре в одних трусах, безразлично посмотрел в сторону дючки и отвернулся, как будто это его не касалось.

— А в ответ тишина — с недоброй улыбкой добавил Рома.

Дима не реагировал. Рома, рассуждая о необходимости соблюдения чистоты и гигиены, взял щетку, флакон отбеливателя и через десять минут дючка сияла как новая. Дима лежал на наре и смотрел в потолок. В его копилку балов упал огромный, тяжелый минус. Он все делал не так.

В « воспитание» Димы включилась вся хата. Разговоры, взгляды, наигранно сокрушенные покачивания головой, показательные уборки «вместо кого-то» быстро формировали образ тормоза, лентяя и рака Димы. И образ этот был недалек от реальности. Обстановка вокруг Димы накалялась. Толстый уже начинал покрикивать на него, Дима угрюмо огрызался. На самом деле никто не ставил задачи воспитать Диму. Это были его проблемы и развлечение для хаты. Это он должен был либо приспособится к хате и доказать, что он свой, либо выступить в роли мальчика для битья.

Долго донимать Диму не потребовалось. Однажды утром я проснулся от криков.

— ЧЕ ТЫ МЕНЯ ДОСТАЕШЬ? ЧЕ ТЫ ХОЧЕШЬ? ЧЕ ТЕБЕ ПОСТОЯННО ВСЕ НЕ ТАК?

Дима возвышался над щуплым Темой и казалось вот-вот был готов его ударить.

«Б…ля! Вот идиот!» — подумал я, а вслух сказал: — Дима, успокойся.

Дима, видя, что за Тему вступились, снизил тон и продолжая возмущаться полез на нару.

— Дима, ты неправ, успокойся, — еще раз повторил я, и он умолк.

Это была очередная Димина ошибка. Ему только казалось, что все спали и никто кроме меня этой стычки не видел. Хата все мотала на ус. Срываться ему не стоило в любом случае. Агрессия его была признаком страха, страх этот был признаком слабости, а слабости тюрьма не прощает. Спокойная уверенность была бы идеальным выходом, но он на нее был не способен. Стало окончательно ясно, что Дима боится сокамерников и постоянно ждет подвоха.

Мне Дима был безразличен. Ни сочувствия, ни жалости он не вызывал. Все его поведение выдавало натуру мелочную и низкую. То он выспаривал у другого зека лишний час сна на наре, то был замечен в единоличном пожирании конфет, то в высокомерном отношении к тем, кто заехал в хату позже него, а иногда и в мелочной лжи.

Было понятно, что поменяйся  Дима местами с одним из своих «воспитателей», он точно также охотно и с таким же упоением участвовал бы в «воспитании» новеньких. Однако мысль о том, что я могу стать свидетелем, а то и участником  издевательств над Димой, была мне неприятна, и я, хотя и видел всю безнадежность моих стараний, по мере сил пытался наставить Диму на путь истинный.

Жизнь в хате продолжалась своим чередом. И для постороннего взгляда в Димином положении ничего не менялось. Он, так же как и все, садился за общий стол, так же пользовался всеми благами, предоставляемыми общаком, никто его не оскорблял и не унижал, разве что замечания делались все чаще, все настойчивей и все раздраженней. Однако это только для постороннего ничего не менялось, вся хата видела и понимала, что Дима катится по наклонной и набирает скорость.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

17 комментариев к  „Дима. Часть 2“

  1. Виталий 14.05.2011 22:17

    Роман Степаныч, народ, наверное, ожидал более резвого нагнетания событий во второй части, а тут пока всё в камере идёт в размеренном, неторопливом темпе; но что Диме в дальнейшем предстоит не сладко, мы уже поняли. Ждём третью часть

  2. Евгения Табурянская 15.05.2011 00:18

    нет, если бы Диму уже сейчас окунули в дючку, было бы неинтересно! я лично заинтригована и с нетерпением жду продолжения. Пытаюсь поспорить сама с собой на деньги, банально или оригинально Диму «накажут»

  3. Федоров Роман Степанович 15.05.2011 02:11

    Дело в том,что история не выдуманная (как и все предыдущие), все это происходило на моих глазах.

  4. Виталий 15.05.2011 02:43

    Да мы поняли, Роман Степанович, просто читается как детектив, и каждый читатель ожидает в сюжете интригу, неожиданный поворот, ну как в любом придуманном автором сюжете.

    Эта же сермяжная правда воспринимается нами в чем-то с удивлением, в чём-то — с большим трудом, она шокирует ...

  5. Федоров Роман Степанович 15.05.2011 03:51

    Да? )) А меня,честно говоря,раздражает,когда вижу слишком быстрое развитие сюжета (в фиильмах,книгах и т.п.). Неправдоподобным это кажется,перестаю верить автору. В жизни,чаще всего,все идет своим чередом и в свое время.

  6. Белая голубка 15.05.2011 12:30

    Вот и тут проявляются очень наглядно разные типы темпераментов 🙂

    Мне читалось неплохо, с интересом, но все-таки тоже напомнило топтание на одном месте. Что из себя представляет Дима уже понятно, а дальше опять факты об этом же.

    Роман Степанович, продолжайте. Ждем.

  7. Степан 15.05.2011 13:10

    интересно как написано.

    Степаныч, а у меня вопросов несколько. первый — как можно метить в авторитеты в камере, как этот Рома и мыть толчок? по идее, он не сам должен говнище чистить за кем-то, а логично нагнуть Димана, чтобы тот сделал то, от чего откосил. А иначе, какой из него авторитет??

    И потом, что за дела — кто последний заехал, тот в роли домохозяйки, а остальные на нарах кайфуют...) А если заедет мастер спорта по боксу, килограмм под сто, и скажет, а не пошли бы вы все на хер. Я буду мыть, когда все будут мыть по очереди. Оно конечно авторитет авторитетом, но и сила тоже фактор. Попробуй, надави на человека, который бьет один раз — и ты месяц потом ешь только мелкоперетертую кашку...)

  8. stepan1. 15.05.2011 23:50

    Мне кажетса что вторая часть усилит интригу третей жду третей

  9. Федоров Роман Степанович 16.05.2011 04:28

    Степан,взаимоотношения между людьми в тюрьме не настолько примитивны как кажется.В тюрьмах (не на зонах) обиженных содержат отдельно от общака. Но убирать то в хате кто то должен,не погрязать же в грязи? В этой ситуации уборка не считается западлом и «уборка по последнему заехавшему» вполне нормальный выход. Физическая сила в тюрьме играет огромную роль, но физическая сила это еще не все. Необходимо еще добиться от окружающих поддержки своих действий, вызвать у них ощущение справедливости происходящего. Именно этого и хотел добиться Рома,он хотел показать,что готов ради общего блага на любые жертвы,а Дима напротив,плюет на общие интересы.Конечно,амбал-боксер )) имеет лучшие шансы,но отнють не гарантированные. В конце концов, толпа способна даже слона завалить)).

  10. Степан 16.05.2011 21:47

    трудно не согласиться...) в общем, судьба амбала-беспредельщика ясна) или прогнет под себя всю хату или во сне порешат.

    а вот что с димой? если он не перестанет косячить, то его надо полагать в конце-концов того самого? в петухи?)

  11. Федоров Роман Степанович 17.05.2011 02:41

    Ну,... справедливости ради, надо сказать,что ,,амбалов,, )) обычно без внимания не оставляют.Чаще всего крепких ребят к себе блатные подтягивают в качестве бойцов,а там уже как сложится. Опять же,народ то,сами знаете какой,... физически сильному,не глупому,а самое главное,волевому человеку, ,,построть,, толпу проблем не составит.

    Опускать за плохую уборку это черезчур,это беспредел. Для этого нужны гораздо более весомые причины. С другой стороны,в тюрьме есть такая поговорка — «Кто ведется,тот е...ся». Т.е. тот,кто легко соглашается и поддается давлению и манипуляциям,тот достоин своей участи. К примеру,если уж рассматривать крайнии варианты, если человека назвали петухом,за это надо отвечать, обосновывать такие слова. Но только в том случае,если оскорбленный сам этого требует. За необоснованное оскорбление человека петухом,можно и самому в петухи угодить. Т.е. это беспредел. Если же оскорбленный молчит,то оскорбление перестает быть оскоблением и беспределом,и автоматически становится правдой.

  12. Степан 18.05.2011 22:28

    звучит конечно красиво, но что-то мне с трудом верится в то, что если Диму «опустят», то на следующий день в камеру ворвется пылающий жаждой возмездия смотрящий по тюрьме....) кто отвечать будет, перед кем? будет себе потихоньку полы мыть и сопеть в две дырочки. Кому он нужен, кроме себя самого....Денег нет, связей бандитских тоже, кто там за него вступится.

    хотя я не спорю Степаныч, вам-то изнутри лучше знать, это так, мое мнение обывателя.

    И это, Степаныч...Там что, нормально относятся к тем, кто сидит за изнасилование, вроде того Ромы? я так полагал, что это не очень популярная статья, мягко говоря)

  13. Федоров Роман Степанович 19.05.2011 02:45

    Степан,Вы меня,вероятно,не поняли. Меньше всего я хотел представить ситуацию так,что блатные только то и делают,что «востанавливают справедливость» )) Оно им надо? Так,иногда,для поддержания имиджа. На самом деле все так же как и на воле. Только вместо блатных поставьте депутатов или других властьпридержащих. Большая надежда на справедливость с их стороны? )) Вопрос риторический? Но с другой стороны ведь нельзя же сказать,что все на 100% безнадежно? )) Ведь бывают же случаи ... ))) ?

    Кстати,опущенный в обычной хате ,,шуршать,, не будет. Их сразу отдельно отсаживают. Поэтому на тюрьме есть хаты порядочные и петушинные.

    Что касается Ромы и статьи за изнасилование,то опять же,все по разному и не однозначно. Во первых,сейчас понятия уже не те,что были раньше. Если ,,насильник,, сможет ,,убедить,, ,что его подставили,да еще и подкрепит свою аргументацию хорошими дачками )) (как раз,как этот Рома )) ),то вполне сможет отпетлять и жить нормально. Так ведь, действительно бывает,что подставляют. Хотя,слава Богу,педофилы до сих пор однозначно и бесповоротно едут в гарем.

    Короче,все по разному бывает. ))) Но однозначно можно сказать только одно,огромную,если не решающую роль в тюрьме играет сила характера.

    И еще...))),меньше всего мне хотелось бы прослыть певцом блатной романтики. )))

  14. Степан 19.05.2011 22:24

    да нет, Степаныч, вы вполне объективно обо всем рассказываете, да и мы тут не дети малые...) кое какой жизненный опыт имеется) мне вот например просто интересны практические вопросы — выводят ли на прогулки, хоть раз в неделю — это ж охренеть, сидеть безвылазно в комнатушке, набитой людьми! есть ли доступ к книгам, газетам. чем кормят и сколько раз в день. как с мытьем-бритьем, стиркой. ну и наконец, какие могут быть ночные движи, если там не то что гулять, спят по очереди?

  15. Федоров Роман Степанович 20.05.2011 03:17

    Гулка каждый день по часу.По желанию.Прогулочные дворики расположены на крыше тюрьмы. Это комнаты по размерам такие же как и хаты,но только без потолка,сверху решетка.

    Книги-журналы? На каждом посту (группе камер) есть постовая камера,у них обычно есть библиотека.Не Бог весть какая,но все таки.Это зеки сами собирают. По идее, на тюрьме должна быть и официальная библиотека,но на практике работает только зековская.Еду развозят три раза в день. По качеству-свинячее пойло. Поэтому еду ,,с продола,, берут только не имущие. Остальные,кто может,питается своими силами,с дачек.

    Баня раз в неделю. Можно и в хате купаться. Греем воду и моемся на дючке за шторкой. Бреемся-стираемся в хате. Иногда сдаем вещи на стирку,но это не официально и за деньги.

    Ночной движ? Но, так ведь те,кто днем спят,ночью как раз и на движе. Опять же,есть хаты и без перебора. Мы вот сейчас как раз так и сидим. )))

  16. Степан 20.05.2011 23:16

    да, представляю как там время тянется...помню ехал в питер 36 часов, чуть не охренел от безделья. и читал и гулял по вагону, потом просто тупо отсчитывал каждый час...) как говорится в теории выживания — в ограниченном пространстве нельзя позволять деградировать ни мозгу, ни телу. мозг тренировать чтением м письмом (что вы и делаете), а вот как тело там тренировать — хз. я б наверно отжимался. и экспандер с воли заказал хотя бы...)

  17. Федоров Роман Степанович 21.05.2011 02:36

    Как раз наоборот,время летит очень быстро. День как час,неделя как день,год как месяц. Я воспринимаю это время как отличную возможность для самосовершенствования. Честно говоря,время проведенное в тюрьме самое спокойное за последнии двадцать лет моей жизни.)))

Оставить комментарий или два