24.03.2010

Господин Бог

013a619ff34c



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

«Радуйся, невеста не небесная»
подкорректированное ликование

— Мама, познакомься, это мой супруг, господин Бог. Господин Бог, это моя мама.
Мама посмотрела на меня и посмотрела на моего супруга. Недоуменно.
На меня. С подозрением.
— Что значит, «господин Бог»? – в комнате стало немного теплее, но на маму это не произвело впечатления.
— Почему «Господин»? Просто – Бог, — он посмотрел на мою маму спокойно, — здравствуйте, мама.
— Здравствуйте, — мама засмущалась, как всегда она делала, когда я знакомила ее с очередным своим женихом, и стала хлопотать по хозяйству, призывая нас есть, есть и еще раз есть, попутно воздавая хвалы ее стараниям.

Бога звали Сергей. А что, очень даже показательно: маминого папу тоже звали Сергей. Нормальный Небесный отец. У Бога так же была подходящая фамилия – Магин. Не какой-нибудь захолустный Волшебников или Кондунов, а Магин. Так что все было на месте. Нормальный Бог.

— Марина, что еще за выходки? Что значит – господин Бог? – мама не собиралась примириться, и надеялась, что это глупый розыгрыш. Но кто лучший специалист по розыгрышам на полную катушку? Поторгуемся.
— Нормальный Бог. Ты что, за меня не рада? Не ангел, не архангел, не херувим, а сам господин Бог сделлупый розыгрыш. Но кто лучший специалист по розыгрышам на полную катушку? Поторгуемся.
— Нормальный Бог. Ты что, за меня не рада? Не ангел, не архангел, не херувим, а сам господин Бог сделал свой выбор, удостоил, так сказать… Разве не ты мне о нем рассказывала? – и посмотрела на маму. Ласково. В глаза. С любовью. Без улыбки. Серьезно. И в комнате стало тепло и благостно.
Мама тихо упала в обморок. Нормально. Так всегда – просят для детей лучшей доли, а когда они получают долю, лучше некуда, то мамы падают в обморок. Или не верят, что данная доля подходящая для их ребеночка. Нормально. Пусть лучше падает в обморок.

Очнулась. Плачет. Бог и я сидим с ней рядом. Смотрит на нас.
— Мама, благословите, — Бог, конечно, переиграл, потому что я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Потому что, зачем ему благословение? А ей-то и не хочется благословлять. Однозначно. Плачет. Навзрыд. Но кто из нас лучший манипулятор – я или она?
— Мама, ты что, не хочешь нам счастья? Ты не хочешь счастья мне и господину Богу?
Тихо сидит. Переваривает: теперь она Богова теща, а этого вообще ни с кем не было. Обняла нас.
— Живите счастливо, — заплакала. Еще один раз. Я заплакала ей вслед. Высморкалась в старый платок.
— Где жить будете? – ага, практическая сторона вопроса не ускользает от женщины, даже в беседе с Богом.
— В раю, — по комнате опять волна благоуханного тепла. Где же еще может жить Бог.
Смотрит на нас. Толи она с ума сходит, толи мы оба сумасшедшие. Проверяет.
— Будем заезжать в гости. Сейчас пора идти. До свидания, мама.
— Идите с миром.

Взмах плаща. Синева космоса. Лед. Ожег. Тайна. Горячие волны от взрывов звезд. И так тоже можно жить. Только так можно жить.
— Доброе утро, господин Бог!
— Доброе утро, не небесная моя невеста.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

Оставить комментарий или два