02.12.2009

Государство vs. Человек: закадычные враги

Мартин Химейр



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

«Тай-тай, налетай! Кто играет в игру? А в какую – не скажу, завтра вечером скажу» (детская считалочка).

Ребенок-заводила выставляет вперед кулак с воздетым к небу большим пальцем и прохаживается по площадке, раз за разом озвучивая мантру своей инициативы. Площадка откликается на инициативу, и рядом возникает первый заинтересованный малыш.

«В какую?» — спрашивает он в полголоса. «Салки» — «по секрету» сообщает организатор. Ладонь пришедшего охватывает палец организатора, теперь сверху торчит большой палец неофита.

Участники вновь образованной концессии останавливаются – ходить вдвоем неудобно — и продолжают созывать желающих развлечься уже в два голоса. Теперь пара представляет собой некую организованную стационарную структуру, и все желающие подходят сами, чтобы, охватив своей кистью оказавшийся сверху палец, акцептовать публичную оферту. Так организовывается Игра.

Кто и когда выставлял свой большой палец, приглашая меня акцептировать публичную оферту под названием Государство? Кто согласовывал со мной такие понятия как призывной возраст, налоговое законодательство, система товарно-денежных отношений,, приглашая меня акцептировать публичную оферту под названием Государство? Кто согласовывал со мной такие понятия как призывной возраст, налоговое законодательство, система товарно-денежных отношений, Уголовный и прочие кодексы?..

Мы рождаемся одинаково мокрые, лысые и беспомощные – и сразу, одним лишь фактом своего появления на свет, вступаем в бесчисленное количество сделок, о правилах и даже существовании которых даже не догадываемся. Вам не кажется это странным? «Подрастешь — поймешь». Подрос. Не понимаю.

А между тем, у слова «государство» даже нет четкой, единой формулировки… Из многочисленных толкований мне удалось уяснить, что: а) это механизм перераспределения благ; б) государство обладает властью; в) оно по условию содержит в своей структуре социальный класс, профессионально занятый строительством этого самого государства; г) оно противопоставляется понятию общины именно отсутствием возможности у каждого непосредственно участвовать в принятии общих решений.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

В переводе на понятный язык получается, что государство – штука по отношению к личности агрессивная. Оно имеет право отбирать и раздавать – на свое усмотрение, и имеет для выполнения этих функций профессиональный аппарат насилия: кодлу людей, которые только этим и живут. И еще государству – по определению – плевать, что лично я (ты, он, она) обо всем этом думаю.

Иными словами, мы всю жизнь обязаны играть в игру, условия которой ситуативны и определяются, теми, кто преуспел в этой игре, теми, кто сегодня наверху. Успешность жизни, а то и физическое выживание конкретного индивида, сейчас определяется успешностью сотрудничества с абстрактным государством и его правилами.

«И что в этом плохого?» – отзовется сразу хор голосов, — «Государством управляют профессионалы. Благодаря их усилиям мы не задумываемся об обороне, преступности, пенсии, освоении космоса и прочих сложных вещах, неподъемных для одиночек, но доступных усилиям Системы. Система заботится о нас, мы заботимся о Системе. Живи в согласии с Системой, ничего не нарушай, и все у тебя будет хорошо».

Логично. Если, конечно, не копать вглубь и исходить из того, что Система не испытывает личностных симпатий, не имеет собственных интересов и питается воздухом. Если не замечать, что Система состоит из конкретных людей – слабых, меркантильных да на грех падких. Если верить, что Фемида – таки слепа, а «умение и труд все перетрут»…

Но на практике «все равны только перед Господом», «сверчок, знай свой шесток» и «у генерала тоже дети есть».

Я не стану сейчас утомлять читателя своим пониманием слова «государство», а возьмусь лишь напомнить историю одного парня… Любое частное мнение по обсуждаемому вопросу будет неполным, если вы не слышали о Марвине Джоне Химейере (Heemeyer) из маленького городка Гранби в штате Колорадо. В Гранби парень переселился из Денвера, где продал свою часть маленького автосервиса. Осев в Колорадо, Марвин купил кусок земли, открыл точку по ремонту глушителей и подрабатывал зимой, катая туристов на снегоходе. Ему было 52, и среди соседей он слыл добродушным парнем…

Возможно, имя Химейера никогда не стало бы известным, если бы цементная компания «Маунтин Парк», державшая в Гранби производственные мощности, не приняла решение о расширении бизнеса. Городская администрация пообещала руководству компании полное содействие: инвестиции – вещь вкусная и полезная. Марвин наблюдал, как соседи один за другим продают свои участки фабрике, но следовать их примеру не собирался. И тогда фабрикантам оказало помощь государство…

Конечно, не лично государство – люди, профессионально формирующие государственный аппарат подавления. Просто в один прекрасный день у Химейера начались неприятности. Все, как у нас: пожарники, газовики, санитары, налоговая… Даже банк – структура, казалось бы, вполне коммерческая — нашел к чему придраться. Его заваливали штрафами, отключали от коммуникаций, уничтожали подъезды к дому, но сдвинуть с законно купленной земли не могли. Марвин мрачнел, платил, но все еще жил по правилам. Он даже купил подержанный бульдозер «Коматсу»: им американец собирался проложить себе новую дорогу к дому.

Также по правилам, Марвин судился с компанией, но суд не защитил его права. Даже прокладка элементарной канализационной трубы требовала согласования с «Маунтин Парк», и, следовательно, платы. Химейер оплатил счет, приложив к нему короткую записку: «Трусы!».


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

В марте 2004 года Химейер потерял отца. По этой причине он отлучился из Гранби, а по возвращению нашел свою мастерскую опечатанной и отключенной от воды и электричества. Марвин заперся в мастерской, и до Дня Независимости его практически никто не видел.

4-го июля 2004 года он выехал на своем бульдозере в центр Гранби и поэтапно разнес все заводские постройки, банк, мэрию, дома членов городского совета, офис местной газеты, здания коммунальных компаний. Его пытались остановить, однако оказалось, что бульдозер обшит листами толстой стали (около 1.5 см), укрепленной вдобавок бетоном изнутри. Ориентирование обеспечивали видеокамеры и мониторы в кабине. У Химейера был противогаз, запас воды и пищи. И, конечно, арсенал оружия: два «Ругера-223» и один «Ремингтон-306».

Впрочем, стрельбой Химейер никого не задел, паля исключительно для отпугивания полиции. Вся местная полиция, усиленная отрядами SWAT и егерями, не могла его остановить: сталь не брали ни «М-16», ни гранаты. Неизвестно, сколько Марвин бы еще ездил, если бы не пробоина в радиаторе. Поняв, что его война закончена, Химейер застрелился. Эксперты осмотрели бульдозер и пришли к выводу, что выйти из кабины, не разрезав метал, просто невозможно. Химейер знал, что это – его последний заезд.

В результате заезда совокупный ущерб частному, муниципальному и корпоративному имуществу составил свыше 7 млн. долларов, что в контексте городка с населеним 2 200 человек означает почти полное разрушение.

Сейчас история Химейера – американская легенда. Подробный видео-репорт о разрушении Гранби можно посмотреть в Интернете. Можно купить футболку и кепку с эмблемой, стилизированной «под Марвина». На форумах можно встретить энтузиастов, предлагающих поставить бульдозер на постамент и считать его памятником. Да вот только Марвина уже нет. И никогда не будет. Не удивлюсь, если завтра обнаружится, что «Маунтин Парк» каким-то образом приобретет исключительные права на имя Химейера, как на бренд, забросит к чертям свой копеечный бетонный бизнес и начнет стричь купон со столь жирного копирайта… Компания позаботится о том, чтобы имя стихийного разрушителя не забыли. И станет разливать пиво с названием «Химейер». Или откроет сетевой автосервис, например. Или кабак для «рэд-нэков». И это будет очень некрасивое, а оттого вдвойне более реалистичное окончание красивой американской легенды.

Но начали мы с государства. История Химейера демонстрирует, что Система – отнюдь не слепа и очень враждебна, если вдруг чье-то мнение отличается от Ее мнения. И не важно в согласии ты прожил с Ней всю жизнь или нет.

Воспевание прелестей Системы, сильного государства и, не приведи господи, диктатуры – не более чем попытка спрятать голову в песок. Говоря о таких вещах, каждый почему-то исходит из того, что Система будет истово печься о лично его интересах. А предположить, что эта махина может однажды развернуться на 180 градусов и избрать лично тебя своим врагом отчего-то не получается. Страшно. И совершенно невероятно – ты же такой идеальный, а Система – только за хороших и исключительно против плохих!

А невероятно ли? Химейер – до поры — тоже был идеален…


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

9 комментариев к  „Государство vs. Человек: закадычные враги“

  1. bagow 02.12.2009 14:36

    Хорошая статья, спасибо.

  2. Altermann 02.12.2009 15:45

    Не совсем понял, к чему это? И зачем? Мне кажется, мы все вышли из того возраста, когда модно призывать к анархии. А ждать того, что государство станет равным образом внимательно и доброжелательно ко всем людям — утопия.

  3. kylas 03.12.2009 01:29

    Правительственная пропаганда говорит: «Ты не можешь протестовать против государственных учреждений». Но

    когда люди решаются на борьбу с государственными учреждениями, всего лишь несколько маленьких людей против чего-то огромного, которое поступает неправильно, выигрывают! И ничто не может помешать им победить.

    И дело тут совсем не в анархии. А в убеждении государства жить по их же собственным законам.

  4. Ланайан 03.12.2009 01:51

    В мире правит сила… и только сила. И это прекрасно, иначе узколобые бюрократы давно бы уничтожили все 🙂

    А система подразумевает жизнь каждого в двух и более личинах, в одной мы законопослушные граждане, в других отпетые анархисты, а в третьих ищем другие миры. А главный герой, если честно не справился. К чему ему этот дом? Упрямство? Гордость? За что гордость? Если уж начал все крушить, так и людей бы валил тоже.

    А вообще, я за жизнь. Надо уметь урывать свое в любых условиях, даже в самых экстремальных! А набравшись сил, можно и свои порядки диктовать.

  5. Яна 06.12.2009 15:56

    На самом деле — сильная статья. На меня в свое время история Марвина произвела огромное впечатление. Страшная история доведенного до последнего предела человека.

    Да, наверное, бороться с системой бесполезно, машина большая, а человек — маленький. Есть 2 выхода: смириться или уезжать подальше. А можно уйти в лес. Главное — чтобы подальше от мест обитания чиновников...

  6. Виталий Сердюк 07.12.2009 01:45

    Яна, в лес — это не выход.

    Периодически посещать его, да — можно и нужно 🙂 .

    И уезжать подальше постоянно от проблем устанешь.

    На самом деле, выхода два, но (имхо) такие — смириться или бороться.

    По мне, так бороться. Не надо бояться системы, машины ... а бороться, гнуть, вернее, тянуть СВОЮ линию — по крупиночкам, по кирпичикам, где-то..., в чём-то... и с настроением. Когда есть настрой, вдохновение — нам и море по колено, и горе нипочём. А от маленьких побед появляются вдохновение и силы на более серьёзные битвы.

    Во всяком случае, я пытаюсь жить по такому принципу...

    Сорри, сегодня кислорода в лесу лишнего, наверное, хватил. Эмоций много 🙂

  7. Яна 07.12.2009 04:24

    Виталий, ну почему же? Те же Лаптевы — сбежали и потеряло их государство на бог знает сколько лет. А сейчас вон наш губернатор ездит исправно к Агафье, подарки возит. Но это крайний случай, конечно. Но масса людей строят родовые поместья, подальше от цивилизации: опять же, подальше и от системы. Думаю, подобных примеров много.

    А насчет бороться с государством — извините, не питаю на этот счет никаких надежд. По-моему, это абсолютно бесполезно. История человеческая показывает, что Марвины исчезают бесследно, а госмашина остается и стоит на месте. Увы.

  8. Виталий Сердюк 07.12.2009 23:12

    Не знаю, не знаю... Я, хоть и романтик, но не хотел бы удаляться от цивилизации. Искусственно всё это и надумано. Система ведь всё равно доберётся не только до Агафьи, но и до родовых поместий. Только уже не подарки будет им возить, а просто потихоньку приберёт к рукам и будет всё переиначивать применительно к себе.

    Поэтому лучше не ждать, пока государство обнаглеет предельно, а понемногу обламывать ему рога. Что многие и делают, исподволь и незаметно.

    Вода камень точит. Если бы этого не происходило, если бы не было у нас (в любой стране!)своих Химейеров, миром правило бы полицейское Государство сродни описанному в фантастическом романе Джорджа Оруэлла «1984».

    Яна, чисто мои предположения — не обижайтесь 🙂

    А статьи Василия Пескова о Лаптевых я в своё время читал взахлёб. Интриговало и только

  9. Ivengo 09.12.2009 15:50

    В принципе, оно конечно так, но многое зависит от вас. Хотя это легко говорить нам, у которых все более-менее хорошо. А когда припечет, то многие борцы исчезают куда-то. Система поломала многих, в том числе сильнейших людей. Закроют вас в тюрьму на пару десятков лет (потому что система так решила) вот тогда и поборетесь...

    А чудак молодец, он не смирился и пошел на критический поступок, а застрелился так как это лучше, чем провести остаток жизни в полной жопе...Вопрос в том, нужно ли нам ломать систему? Анархия думаете лучше? Хотя в самом деле, общины выглядят куда более «для человека», но к ним мы уже не вернемся. Если припечет, она сама развалится...система.

Оставить комментарий или два