01.06.2011

Игры со временем

doch

Нас познакомили на очередном скучном собрании политиков, дельцов и финансовых магнатов. Это была одна из тех безвкусно-помпезных вечеринок, на которых люди усиленно пытаются делать вид, что все происходящее доставляет им удовольствие.



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Я даже не пытался делать подобный вид. Меня не интересовали ни сделки, ни взлеты и падения валют, ни спекуляции с нефтью, ни сговор с бизнес-воротилами. Все, что мне нужно было – это знакомство с этим человеком. Джеймсом Холидеем.

О нем было известно многое, и в то же время практически ничего. Газетчики раскопали, что его настоящее имя Исаак Гольдберг, что он чудом выжил в варшавском гетто в 1939 году, бежал в Штаты, а потом открыл свой бизнес, ставший впоследствии фантастически успешным – обороты его империи исчислялись сотнями миллионов долларов ежегодно. Но, ни кто он, ни кто его родители, где он получил образование, где вырос – все это так и осталось тайной за семью печатей. А мне так надо было знать это, чтобы быть уверенным в том, что я не ошибся…Ошибки в моей профессии не то, что невозможны – они недопустимы в принципе. И именно поэтому так долго приходится идти кружным путем, так тщательно приходится собирать информацию по крупицам…

Джеймс оказался на редкость легким в общении человеком. Мы практически сразу нашли общий язык. На все мои уговоры, что я могу быть интересен его бизнесу, он отмахнулся с небрежностью клиента дорогого ресторана, которому официант попытался принести копеечную сдачу. Он и так был достаточно богат, чтобы не искать способов рогу быть интересен его бизнесу, он отмахнулся с небрежностью клиента дорогого ресторана, которому официант попытался принести копеечную сдачу. Он и так был достаточно богат, чтобы не искать способов разбогатеть еще больше. Все, что ему было интересно – это общение с людьми, которые не искали возможности заработать на нем самом и именно потому мы сошлись с ним так близко. Меня ни капли не интересовали его деньги. Они не интересовали меня вообще.

С той встречи мы часто виделись. Ходили вместе играть в покер и бильярд, засиживались допоздна в «Гавана-клаб», посещали литературные вечера и спорили до хрипоты на политические темы в гостях у политической и финансовой элиты города. Джеймс был великолепно эрудирован, знал кучу языков и был безупречным собеседником. Он умел слушать часами, вставляя иногда именно те реплики, которые были необходимы, часто предвосхищая дальнейшее развитие мысли. Создавалось такое ощущение, что он прочитывает все мысли в твоей голове, еще до того, как они там родились.

Он познакомил меня со своей семьей. Красавица жена и прелестная маленькая дочурка, похожая на какое-то сказочное существо. И судя по тому пылу, с каким он представил мне их, было понятно, что в его привязанности к семье нет ни капли наигранного – он действительно любил их всей душой и эти чувства были взаимны. После того, как я получил доступ в его дом, наше общение стало еще теснее и откровеннее, встречи все чаще, а нить дружбы крепла с каждым днем. Но в часы наших длинных бесед, полных клубов дыма от сигар и запаха крепкого коньяка, в нем иногда прорывалась какая-то горькая обида и недосказанность, словно он мне что-то хотел сказать и не решался.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Я не мешал и не помогал ему. Все должно было состояться само, рано или поздно он бы выплеснул все наружу. И однажды все так и случилось.

В один вечер, Джеймс резко оборвал длинную тираду о политическом несовершенстве и подошел к окну.

— Взгляни, сказал он.

Я перевел взгляд на окно, раскинувшееся от пола до потолка, так что комната походила на застекленную веранду. Яркая реклама бесконечных улиц, снующие туда-сюда машины, уходящие ввысь темные небоскребы – все как обычно.

— Нет, не все, — сказал Джеймс. — Ты даже не представляешь, в каком необычном мире ты живешь. Нищета и роскошь, длинная жизнь и мгновенная смерть, счастье безмятежного существования и мучительные болезни. В этом мире нищий может, сидя в лохмотьях, умереть с голоду рядом с дворцом, стоящим миллионы долларов. Есть миры, в которых даже не подозревают о таком…

— А ты бывал в таких мирах?

Джеймс отошел от окна, сел в кресло и налил себя коньяка. Закурил и уставился на меня тяжелым, пронизывающим взглядом. Я и не знал, что он умеет так смотреть.

— Я расскажу тебе сказку, — сказал он.

— В одном далеком-далеком мире, таком далеком, что ты никогда бы и не догадался, что такой вообще есть, культура достигла такого развития, что существование тюрем и прочих атрибутов возмездия абсурдно в принципе. Тех редких безумцев, кто осмелился нарушить правила всеобщего устройства жизни, помещают в специальные ванны, где они лежат без движения, застывшие как восковые куклы. Лежат веками. Проходят поколения, а они так и лежат и так будет всегда, ибо такова суть наказания. Но изредка, попадаются те, кто совершают преступления такие тяжелые, что общество отказывается их судить.

Таких отправляют в прошлое и другие миры. Но не просто наугад. Время выбирается специально, такое, чтобы человек максимально ощутил всю силу наказания. Выбирается та эпоха, в которой его страдания будут особенно сильны…

Джеймс содрогнулся и выпил залпом коньяк

— Ты был в таком мире?

Джеймс кивнул.

— Мы с группой единомышленников пытались …скажем так, исправить кое-что в структуре той жизни. Но не получилось. Хотя если бы получилось, нас бы благословляли миллионы и наши имена вошли бы в историю. Но у нас не получилось…

— Должно быть, вас ненавидел весь мир.

— Да, — сухо ответил он. — Друзья отправились в вечный анабиоз, а меня отправили сюда. В личине еврея, перед наступлением фашистов. Но они просчитались. Я сумел выжить, а потом связался с американцами и начал работать на них. Шаг за шагом, строил новую жизнь. Конечно, мне многого не хватает… Мысленных перемещений в пространстве, всеобщего бесконечного разума, тех достижений, что были у нас… По сравнению с нами, вы живете в каменном веке. Но главное, эта тоска по дому, сжирающая меня каждый день, каждый час. Но кое-что у меня появилось взамен.

Джеймс взглянул в сторону комнат жены и дочери и глаза его стали влажными.

— Они дали мне новый смысл жизни, они теперь моя новая жизнь… Ради них я пойду на все.

— Попрощайся с ними, потому что ты больше никогда их не увидишь.

Джеймс резко повернулся ко мне, выронив бокал на пол.

— Что ты хочешь этим сказать? ТЫ МНЕ УГРОЖАЕШЬ? Да мне стоит только…

— Ты неплохо устроился тут. Семья, благополучие, спокойная жизнь. Именно поэтому мы всегда проверяем. Всегда. Как раз, чтобы не было семей, благополучия и спокойствия.

Джеймс упал на колени и завыл.

— Моя семья, моя дочь…пожалей меня, прости, ведь я давно все осознал и раскаялся, я и так страдал достаточно…

Я оставил его в 1400 году, в Дамаске, за три месяца до вторжения Тамерлана.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

8 комментариев к  „Игры со временем“

  1. Виталий 01.06.2011 11:30

    Ну, Степан!

    Так лихо сюжет закрутил 🙂

    Может быть, и ты ... того..., отправлять тоже, как твой герой, умеешь? 😀

    А что теперь Джеймс Холидей в Дамаске делать будет, как у него с Тамерланом сложится?

  2. Виталий 01.06.2011 11:38

    И да, Степа, ты хотя бы в Международный День защиты детей дочурку Исаака Гольдберга пожалел 😀

    С праздником!

    И всех читателей тоже 🙂

  3. Евгения Табурянская 01.06.2011 14:58

    Неожиданный поворот. С тамерланом не сложится — без знания языка (а за три месяца Джеймс вряд ли успеет освоиться, учитывая, что он скорее всего не знает, в какое время попал).

    Хотя странная система наказания, попахивает не справедливостью, а мстительностью. Какое-то неприятное общество в будущем ((

  4. Alex 01.06.2011 22:55

    Интересный поворот...занятный сюжет,рождает ассоциации,которые «требуют выхода»...

  5. Белая голубка 01.06.2011 22:56

    Вот это да!

    Лукьяненко отдыхает... А может и нервно курит в сторонке. 🙂

    Жаль рассказ маленький. Но законченный и выстроенный по всем правилам жанра.

    Высококлассно, Степан. Мои поздравления.

  6. Степан 02.06.2011 00:20

    спасибо за отзывы)) Жень, три месяца в самый раз. Воины Тамерлана не будут сильно расстроены его незнанием языка...)

    дед Виталя, я честно говоря продолжения не планировал. Так что с Тамерланом у него никак не сложится. при штурме грохнут и привет, или в рабство, что вероятнее всего)

    Голубка, Алекс, я рад, дамы, что Вам понравилось)

  7. Bronik 03.06.2011 15:59

    Присоединяюсь к комментариям, сюжет действительно интересен и лихо закручен.

  8. Фантазия 08.06.2011 07:24

    Ну дела... И тут за нами следят 🙂

    Жаль беднягу Холидея.

Оставить комментарий или два