18.02.2011

Как себя вести при задержании или аресте: следователь

Следователь

Следователь — ваш основной противник на досудебном следствии.



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Именно противник. И так к нему и нужно относиться.

Если опера — это в большей мере легавые натасканные на команду «Фас!», то следователь — бюрократ. В его задачи входит собрать все необходимые по закону бумаги в толстую папку под названием «Уголовное дело». Причем собрать в строго установленный срок.

Пытки он применяет реже (хотя не без этого), а хитрость — чаще. В его стандартный арсенал методов, кроме уже перечисленных пыток, угроз, «дружеских бесед» и «сочувствия», входят уговоры: «подпиши и пойдешь домой», «твои подельники уже во всем признались» и множество других. Надо ли говорить, что, подписав, домой вы не пойдете, а подельникам рассказывают о вашем «чистосердечном признании»?

Есть еще один излюбленный и особенно иезуитский ход следователей.

Дело в том, что по украинскому законодательству, ближайшие родственники подследственного могут быть его, так называемыми, общественными защитниками со всеми правами адвоката. Но только в том случае, если они не являются свидетелями по делу. Обычно родственников оформляют общественными защитниками для того чтоб иметь возможность беспрепятственных свиданий в любой удобный момент. Что делают следователи? Чаще всего, в первые же дни, пока арестованный и его родственники не отошли от шока, под любым незначительным предлогом, отбирают у родных арестанта показания. И все, родные становятся свидетелями по делу, сего, в первые же дни, пока арестованный и его родственники не отошли от шока, под любым незначительным предлогом, отбирают у родных арестанта показания. И все, родные становятся свидетелями по делу, автоматически лишаясь права быть общественными защитниками. Чтобы не попасться на этот крючок, достаточно помнить, что ст. 63 Конституции Украины позволяет не давать показания в отношении своих родственников, и то, что суд обычно относится к показаниям родственников критически. Так, что, чаще всего, никакого смысла в показаниях родных нет. Помочь не помогут, а навредить могут.

Описать все способы противодействия попыткам следствия засадить вас за решетку невозможно. Каждый случай особенный. Я сознательно не говорю о таких эффективных методах как взятки и связи. И совсем не по морально-этическим соображениям. Когда случается такая беда, как тюрьма, тут уже не до чистоплюйства, все методы хороши. А не говорю потому, что, во первых, наших людей учить этому не надо, а во вторых, эти способы сугубо индивидуальны и зависят от возможностей и ситуации каждого. А они бывают разные. У одного куча денег и он может купить всю милицию с начальником горотдела, а у другого никаких родственников кроме матери-старушки. Я же рассказываю о том, что пригодится любому.

Естественно, как и большинство людей, следователь думает, прежде всего, о собственном благополучии, поэтому о взятке мечтает постоянно. Но мечтам этим мешает страх перед подставой и наказанием. Так и борются в его милицейской душе мечта и страх. Что победит, сказать сложно. Соблазн соблазном, но слишком много вокруг случаев ареста ментов во время получения взятки, слишком часто и охотно их сажают. Хотя жить то как то надо. Поэтому взятки следователи берут, но очень осторожно. Не так как судьи. Те берут чуть ли не в открытую. Неприкасаемы, че им боятся?
Поэтому идеальное сочетание для того чтоб избежать уголовного преследования в Украине, это много денег, хорошие связи и адвокат, вхожий к судьям и прокурорам, может и взяточку им занести. Причем деньги в этой тройке главное, но не решающее составляющее. А вот если денег и связей нет, расчитывать можно только на себя. Изучайте УК и УПК, постановления Пленума Верховного Суда, общайтесь на юридических форумах и не сдавайтесь, как бы не была тяжела ситуация.

Какой бы способ защиты вы не выбрали, верьте в себя и свои силы и жизнь сама подскажет верный путь.

Расскажу одну историю о том, как важно себя правильно вести в первые часы ареста.

Когда я заехал в тюрьму, Тема уже сидел месяцев восемь. До ареста он жил с родителями в маленьком городке. Недавно отслужил в армии. Девушка была, и не одна. Неплохая и даже любимая работа. Новенькая машина, взятая в кредит, на которой Тема иногда таксовал. Конфликты с законом не выходили за пределы нарушений правил дорожного движения. Казалось, живи и радуйся. Тема и радовался. Обычный парень, каких много. И вот, звонит ему как-то один знакомый по кличке Гусь. Давай, мол, съездим на твоей тачке в соседний городок, надо мне там одного кореша зоновского отыскать, а я тебе за это канистру бензина залью. Тема знал, что Гусь наркоман и бывший зек, но какая разница кто бензин заливает? Да к тому же приятно, когда такой авторитетный человек просит об услуге. Кататься Тема любил, а тут еще и возможность подзаработать. И поехал. Гусь старше Темы всего то лет на шесть, но парень авторитетный, опытный, отсидевший. По дороге рассказывал разные истории из зоновской и блатной жизни, Тема представлял как завтра рисанется перед пацанами, обронив между делом: «Я с Гусем вчера по делам мотался». Пусть знают с какими крутыми парнями Тема общается. Больше уважать будут. Зря только Гусь с собой взял этого малолетку не русского. Пили по дороге малолетка с Гусем одинаково, но Гусю хоть бы хны, а малолетка пьянющий на заднем сиденье валяется. Как бы не запачкал салон. Гуся видно по всему ломает без дозы, вот он водкой и заливается. Только водка ему не помогает. Тема уже начинал жалеть, что с Гусем связался. Но делать нечего, раз пообещал свозить, надо везти.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Приехали в соседний городок. Начали кружить по городу. Гусь не знал где конкретно искать кореша своего. Останови, говорит, возле ларька. Вон, малолетки стоят, у них спрошу, где моего кореша искать. Тема остановил, Гусь вышел и минут пять разговаривал с малолетками. Потом повел их к машине. Сели. «Они знают где кореша искать. Сейчас покажут» — говорит Гусь. Едут, малолетки показывают дорогу. Звонят куда то. Телефон одного из малолеток летает из рук в руки. То Гусь с него звонит, то малолетка. «СТОЙ !!!» — вдруг резко командует Гусь. Тема бьет по тормозам и глушит двигатель. Замки на дверях автоматически щелкают — открываются. Гусь, как в кино, быстрым движением достает из-за пазухи ствол и направляет его на малолеток: «БАБКИ ГОНИТЕ! БЫСТРО! МОБИЛЫ!» Малолетки тухнут и суетливо шаря по карманам выкладывают деньги и телефоны. «РАЗДЕВАЙСЯ!» Малолетки лихорадочно раздеваются. «ВАЛИ ОТСЮДА!» — орет Гусь на малолеток, «ОТКРОЙ ИМ ДВЕРИ!» — это уже Теме. Обалдевший Тема хватается за ключи и щелкает замками, тут же понимает, что двери были открыты, а он их только что закрыл, щелкает центральным замком еще и открывает двери. Малолетки вываливаются из машины, захватив снятые куртку и шапку. «ПОЕХАЛИ!» — командует Гусь, и Тема рвет с места, даже не успев закрыть двери.

— Не ссы — говорит Гусь Теме — все будет путем.  Поехали, найдем таки моего корешка.

И они продолжили кружить по городу. Пару раз останавливались. Гусь выходил не надолго. Последний раз вернулся довольный, видать укололся. Через полчаса заметили слежку. Какая-то машина не отрываясь петляла за ними. Тема виду не подавал, но на душе было муторно. Вот это съездил, подкалымил! Что теперь будет?

Слежка за городом отстала. Поздно ночью Тема приехал домой и завалился спать. Разбудили его уже менты. Рано утром.

— Собирайся, поехали.

Привезли в горотдел. Посадили в кабинете. Наручниками к батарее: «Рассказывай!» Тема и рассказывает.

— Где пистолет? — этот вопрос волновал оперов больше всего. Тема не Знал, но опера не верили. Так и сяк, с разных сторон, вопрос повторялся. Пришла следователь. Женщина, майор, лет сорока.

Некрасивая и деловая. «Расскажи всю правду и пойдешь домой» — говорит. Тема и так говорил правду. Че скрывать то? Не он же грабил малолеток. Но у оперов на этот счет было свое мнение. Следователь ушла, а они продолжали: «Где пистолет? О чем вы договаривались с Гусем? Как Гусь с тобой рассчитался? И опять — где пистолет? Мы тебя сейчас отведем в камеру, где из тебя быстро девочку сделают! Говори, где пистолет!»

Теме было страшно. Что происходит? Он ведь ни в чем не виноват! До боли хотелось домой. Господи! Зачем он связался с этим Гусем!? В туалет не отпускали. Наручники резали руку. Перестегнуть их опера отказывались. В обед заглянул прокурор. Весело заглянул, как к старым знакомым: «Здравствуйте! Как у вас дела? У вас есть какие-нибудь претензии?» — к Теме. У Темы претензий не было. Ему было страшно. Он боялся этих людей. Радостно и по-деловому они загоняли Тему в тюрьму. Тема ничего не понимал, но чувствовал, что кончится все очень плохо. Прокурор ушел, и опера приступили к обязательной программе. Руки и ноги Теме связали вместе за спиной и в таком виде положили на стол. Стало больно. И чем дальше, тем больнее. Тема кричал и плакал. Ментов интересовал все тот же вопрос — где пистолет?

Видимо поняв, что Тема действительно не знает ничего о пистолете, пытку прекратили. Опять пришла следователь и, задавая Теме вопросы, стала печатать что-то на компьютере. Заплаканный поникший, Тема автоматически отвечал на все те же вопросы. Следователь допечатала и повернула к Теме монитор: «Читай. Все правильно?» Тема кивнул. Он не читал, после всего произошедшего его меньше всего интересовали буковки на экране. Так же, не глядя, он подписался под распечатанными бумагами.

Что теперь будет? Тюрьма! От одного этого слова у Темы сжималось горло и подкашивались ноги.

Тему повели на КПЗ. Воображение, пришибленное страхом, рисовало картины одну страшней другой. Зеки, злые разговоры, наезды, унижения, все, что он слышал о тюрьме, теперь предстояло испытать на себе. Дежурный по КПЗ никаких бумаг не оформлял, а сразу повел в камеру. К большому Теминому облегчению,к амера была практически пуста. На верхней полке одной из двухярусных нар, спал мужик. Тема понял, что ничего страшного сейчас не будет, и немного расслабился. Принесли передачку от родителей и небольшую записку. Родители писали чтоб держался, не падал духом, что они уже наняли адвоката и решают вопрос. Стало тоскливо и жалко себя, родителей, своей загубленной жизни. Есть не хотелось, спать тоже.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Тема лежал на наре, в голове крутились мысли обо всем произошедшем.За что его вообще посадили? Он ведь ничего не делал, это Гусь во всем виноват. А менты просто «шьют» Теме дело.
Тема незаметно заснул. Проснулся от того, что сосед по камере шумно умывался. Познакомились. Неплохой вроде мужик. Сидевший. Общительный. Много говорил. Тема рассказал ему о своем деле. Мужик советовал писать явку с повинной, говорил, что это зачтется и все такое. Позже, уже в СИЗО, Теме объяснили, что это был «наседка» — человек, специально посаженный следователем посидеть, поболтать, выведать, что можно, уговорить на чистосердечное признание.
Следующие три дня Тему еще несколько раз выводили на допросы, очные ставки, вывозили на место преступления и давали на подпись какие-то бумаги. Тема подписывал.

Приходил адвокат, крестьянской внешности мужичек в тесном пиджачке. Вручил самодельную визитку, морщил лоб, успокаивал, обещал все и ничего конкретно. Тема даже ему не сказал о пытках.

Потом, гораздо позже, когда Тему спрашивали: «Почему не сказал?», он не знал,что ответить. Просто не сказал, и все. Даже не подумал об этом.

Адвокат обещал, что добьется освобождения Темы под подписку о невыезде.

На третий день повезли в суд на избрание меры пресечения и, не смотря на просьбы и аргументы адвоката, суд арестовал Тему.

На следующий день Тему повезли в настоящую тюрьму, в СИЗО.

Воронок, шмоны, боксики, камера, новые знакомые, новые отношения, тюрьма засосала как водоворот. Ничего смертельного с Темой не произошло. Ни избиений, ни особых унижений не было. Просто пришлось приспосабливаться, засунуть подальше свою гордость, подчинятся сильным, звонить родителям, чтоб везли дачки, телефоны, деньги. Тоска и отчаяние притупились. Постоянным стало чувство внутреннего напряжения и контроля за каждым своим движением, за действиями и словами окружающих. Расслабляться нельзя было ни на секунду. Это оказалось тяжелей всего. Но жить было можно, вернее выживать.

Апелляционный суд оставил Тему под арестом и родители наняли еще одного адвоката.

Сокамерников, которые, как и Тема находились под следствием, регулярно возили на следственные мероприятия, а про Тему следователь словно забыла. Приехала уже в конце следствия прямо в СИЗО, чтоб получить от него необходимые для передачи дела в суд подписи. Первый суд состоялся быстро. Судья — уставший дед. Про него рассказывали, что на одном из своих заседаний он заснул. А когда его разбудили, схватил спросонья молоточек и хрястнул:

— Три года!

— Что «три года», Ваша честь?

— Лишения свободы!

— Какого «лишения свободы»? Процесс бракоразводный…

Дело Темы дело дед вел с таким же «энтузиазмом»: между заседаниями проходили месяцы.

Постепенно для Темы стала вырисовываться общая картина. По мнению следствия они с Гусем были подельниками. И совершили тяжкое преступление — разбой. И если насчет Гуся Тема был полностью согласен, то в чем виноват он сам, долго понять не мог. Оказалось, двое потерпевших дали показания, что Тема действовал по указанию Гуся. По его команде остановил машину и заблокировал двери машины. С нерусского малолетки, знакомого Гуся, все обвинения сняли. Говорили, что его родители хорошо заплатили следователю. Этот малолетка подтвердил показания потерпевших и добавил еще, что по дороге в соседний город Тема и Гусь договорились кого-нибудь ограбить. Правда, на суде и в следующих своих показаниях, нерусский малолетка от этих слов отказался, а его мать объяснила суду, что заставила своего сына подписать все бумаги поскольку следователь обещала за это отпустить его домой, но это уже не имело значения.

Хуже всего было то, что в тех показаниях, которые Тема подмахнул не глядя в первый день, тоже было о «предварительной договоренности на ограбление» и о том, что двери он закрыл по указанию Гуся, чтоб заблокировать выход потерпевшим.

А то, что Тема молчал и никакой агрессии к потерпевшим не проявлял и потерпевшие могли элементарно ошибиться и принять щелчок открытия дверей, за их закрытие, это никого не интересовало. Темины адвокаты пытались доказать фальсификацию первых показаний Темы и нерусского малолетки. Говорили о пытках и незаконных методах следствия, но было поздно. Суд отнесся к этим аргументам критически и расценил их как попытку уйти от ответственности. Вызванные в суд опера и следователь, честно глядя в глаза, сообщили, что никто никого не пытал и все было законно. Судья так и написал в приговоре: «...подсудимые имели возможность обратиться с заявлением в органы прокуратуры, но не сделали этого, что свидетельствует о том, что незаконные методы следствия к ним не применялись».

Потом судья ушел на пенсию, и суд начался заново. В итоге Теме дали семь лет. И все это случилось только из-за неправильных действий в первый день ареста. Сейчас Тема ждет решения апелляционного суда. Но перспективы не радужные. У нашего правосудия существует негласный закон, если кого-то посадили, то выпускать уже нельзя. В лучшем случае можно обойтись уже отсиженным сроком. И то, скорее всего за деньги. Ведь если оправдать человека который отсидел хотя бы месяц, кто-то должен ответить за этот месяц. А кому охота отвечать? Вот и сидит парень уже почти два года.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

14 комментариев к  „Как себя вести при задержании или аресте: следователь“

  1. Hel 18.02.2011 10:03

    Меня несколько раз опрашивали и допрашивали в качестве свидетеля. При этом в форме допроса стоит графа, под которой нужно подписываться: «Со статьей 63 Конституции Украины ознакомлен». Но ни один следователь ни разу об этой статье не заикнулся. А на мой вопрос: почему они меня не ознакомили со статьей Конституции мило тупили глазки, мол, запамятовали.

    А в этой статье не только о родственниках, но и об отсутствии ответственности от дачи показаний против себя.

    Было забавно на вопрос следователя: «А что вы делали в этом месте в это время?» напоминать ему о Конституции :)))

  2. Евгения Табурянская 18.02.2011 11:35

    Роман Степанович, очень жаль, что ваши статьи наполнены такой неприкрытой правдой. Жаль, потому что в якобы правовом государстве любой невинный человек ходит по краю — никогда не знаешь, что и где на тебя повесят. Спасибо вам, что даете маленькое руководство к действиям, на всякий пожарный.

    А насчет следователей — а чего ж им себе в убыток работать? Чем меньше обвиняемый и свидетели знают о своих правах, тем резвее работают языком, с перепугу. На самом деле, психологи они те еще. Муж рассказывал, наблюдал картину — кололи мужика. Абсолютно непробиваемый тип — и грозили ему, и уговаривали, ноль на массу, сидит, молчит. Тогда позвали кого-то там, человека, в прямом смысле этого слова, обросшего легендой. Не помню, кто он, то ли следователь, то ли кто еще. Ему хватило пяти минут спокойного разговора, с пристальным взглядом в глаза. Неизвестно, что он говорил, угрожал ли, обещал ли, но тот мужик заплакал и начал все рассказывать. Все как было....

  3. Степан 18.02.2011 13:21

    ну свинья везде грязь найдет...не Гусь, так другое пернатое или парнокопытное бы встретилось. Наркоман на игле, отсидевший — нашел с кем знакомства водить. Конечно у каждого человека есть разные знакомые — есть и у меня близкий друг, восемь лет за разбой отсидевший...) Правда, за десяток лет что я его знаю самое большое преступление что он совершил -это пил пиво в парках) Крепкая семья, хорошая работа, сынок подрастает — человек понял за восемь лет какие ценности в жизни главные. С таким и пивка попить не грех. А с мусором вроде того Гуся мне и здороваться было бы западло, а чтоб куда везти его, помогать...Впрочем что это я — в маленьких городках немного другие ценности. Стволы, стрелки, правильные пацаны — и потому не осуждаю Тему. У самого до 19 лет голова была всяким мусором забита, точно так же мог бы сесть.

  4. Jack 18.02.2011 20:21

    Господа, почитайте «Архипелаг ГУЛаг». Там как раз всё подробно про «наседок», «забытые» статьи из УК и Конституции, шитьё дел и незаконные способы допроса. Рекомендованный разбор следовательской кухни для тех, кто не зарекается от тюрьмы.

  5. Hel 19.02.2011 07:55

    Читали, конечно. НО там же понятно, жестокие советские времена. А здесь... Вот оно, в ближайшем горотделе и сейчас.

  6. Федоров Роман Степанович 19.02.2011 11:45

    Евгений Табурянской: А мне то, как жаль 🙂 Но, чтоб

    расставить точки над «i» , я не невинный. Я сижу за дело. Другой вопрос, что пытаются лишнее навесить. А вот, насчет того, что у нас (думаю,что и у вас) любого легко посадить, это да, это правда. Уж поверьте. Вы даже не представляете как это легко делается.

    А где это, если не секрет, Ваш муж наблюдал описанную картину?

    Степану: Не суди, и не судим будешь. Иногда человек именно ради таких ценностей как семья и идет на преступление. А Тема... Что Тема? Молодой парень из маленького городка. Правильно, свои законы, своя мораль... Зеленый еще... Его, кстати, отпустили недавно. Под подписку. Забашлял. Не за что ему сидеть.

    Jack: вот,вот,со времен Солженицина мало что изменилось. Суть осталась прежней.

  7. Степан 19.02.2011 11:58

    Сидеть Степаныч всегда есть за что, тем более Теме этому. Если я привез в гости знакомого, а он там человека убил или девушку изнасиловал виноват я? Суд скажет «не виноват», а я, себе, скажу — виноват! Да, Гусь и без Темы кого-нибудь бы грабанул и может даже в тот же день. Но в тот день он грабанул в его машине и с его помощью, пусть и пассивной. По закону может и не виноват, а по ростовским понятиям на бабки бы поставили Тему вместе с Гусем одинаково, независимо от его отмазок, что он «не знал» и «не ожидал» и вообще белый и пушистый. И это было бы справедливо.

  8. Евгения Табурянская 19.02.2011 13:31

    Роман Степанович, где конкретно наблюдал, откровенно, прямо и не скажу, скорее всего в нашем Запорожье (не припомню просто, чтоб он надолго, кроме командировок, выезжал отсюда)

    А скажите, вы сейчас в тюрьме? и у вас есть доступ к интернету? честно говоря, для меня это новость, чтоб наших (и ваших) заключенных снабжали компьютерами... Или вы не в России/Украине?

  9. Федоров Роман Степанович 20.02.2011 09:19

    Степану: Не, это понятно. В нашей стране, любого, возьми на улице, посади лет на десять, и в глубине души он будет знать

    за что. «По ростовским понятиям», вообще, можно «на бабки поставить» вне зависимости ни от чего. Главное хорошо рассказать. А мастера рассказывать есть такие... 🙂 Я же говорю о соразмерности ДОКАЗАННОЙ вины и наказания. В темином случае они не равноценны.

    Евгении: Муж Ваш, по ходу, как то связан с правоохранительными

    органами. Иначе, как он мог видеть эту ситуацию?

    Я в тюрьме. Заключенных, естественно, никто компьютерами не

    снабжает. Сами снабжаемся 🙂 Не компьютерами, правда, а, чаще, телефонами. Телефоны есть, практически, в каждой хате.И я в инет с телефона выхожу. На нем и пишу. Одно плохо, комменты на Унцию самостоятельно вставлять не получается. Приходится пользоваться помощью друзей.

  10. Степан 20.02.2011 11:55

    ну рассказывать пусть рассказывают...) Если человек чеснок не кушал, то от него и пахнуть не будет) Вне зависимости ни от чего люди не попадают на долги...

    Степаныч, ну че сказать...держитесь там. А мы ну чем только помочь можем — можем попросить дружно всем коллективом редактора Ирину, чтоб печатали вас почаще) Все ж какая никакая а денежка. Сигарет вам лишних пару пачек купят...)

  11. цикорийсзапашком 20.02.2011 22:58

    Мне вся эта система напоминает здоровую ржавую колымагу.

    Кто знает, как на ней ездить, получает от нее пользу, кто не знает, ссыпается ей под колеса...

  12. Федоров Роман Степанович 21.02.2011 12:13

    Степану: Спасибо. 🙂

    Цикорию: Да уж, колымага ржавая, не то слово... 🙂 Но, давит исправно 🙂

  13. Наташа 21.02.2011 19:59

    Жизненная история.

  14. цикорийсзапашком 23.02.2011 11:14

    «„Да уж, колымага ржавая, не то слово... 🙂 Но, давит исправно :-)“»

    И что самое интересное, меняются государства, формы правления, людские мнения по поводунаказания, а она какая была еще за батюшки царя, такая и осталась. Только иногда перекрашивают в разные идеологические цвета, не меняя ее внутренней сути.

Оставить комментарий или два