Как я стала пиарщиком

ПиарщикКто такой пиарщик? Черт с рогами и копытами, не иначе. Мне, честно говоря, проще объяснить кто такой сеошник, чем кто такой пиарщик и на кой он нужен в этом бренном мире. Но деваться-то некуда, мне же надо объяснить, что у меня за профессия такая. А между прочим одних определений понятия «связи с общественностью» около 2 тысяч!

Профессия, действительно, в какой -то степени скотская. Помнится, где-то нашла в сети своего рода PRофессиональную лирику:

Нет, нет совсем в пиаре смысла.
Нет света в нем, и нет тепла.
Профессия, которая совсем прокисла,
Прогоркла, провоняла, прогнила.

И очень грустно вдруг представить,
Что ты живешь как проклятый шакал.
Твое призвание – шакалить.
Козел! Ты на людей наклал.

Я себе приговор стать этим шакалом подписала… в 9 классе. Кстати сказать, до этого я была исключительно скромным ребенком, тихая, малообщительная девочка с кучей комплексом. Но однажды…

Однажды случился миллениум. Этот год был для меня переломным во всех смыслах. А еще в нашем маленьком и вечно спокойном, немного примороженном городке случились выборы мэра. Точнее предвыборная кампания. Тогда политический пиар набирал обороты в России. В нашей заполярной провине в нашем маленьком и вечно спокойном, немного примороженном городке случились выборы мэра. Точнее предвыборная кампания. Тогда политический пиар набирал обороты в России. В нашей заполярной провинции специалистов не было. Поэтому бородатый дядька пиарщик был выписан из славного града на Неве.

А он действовал очень прицельно. Была организована бесплатная городская газета. Ее разносили по ящикам, а еще она была цветная. Тогда в нашем городишке газета была одна городская официальная, которую никто не читал и одна коммерческая, в которой читать было нечего, кроме рекламы. И тут – живая газета с фотками, с полноценными материалами о жизни города и области. Но даже не это главное.

Эту газету делали мы. В меру талантливые, жаждущие ворваться на территорию настоящих СМИ детишки, старшеклассники. Нас таких было человек 15-20. Я затесалась в эту чудесную компанию случайно. Но мне понравилось.

Мы собирались в здании администрации несколько раз в неделю, бородатый дядька-пиарщик из Питера рассказывал много интересного, учил, приводил примеры. Нас возили в такие места, которые обычным школьникам и не снились. Подводная лодка в закрытом пограничном городе, экскурсия на парусник «Седов», телестудия «Мурман ГТРК» и съемка настоящей телепрограммы «Мост». Мы были счастливы. Нам дали то, что никто никогда не давал. Нас кормили эмоциями и знаниями, а мы делали газету, которую читал весь город.

Разумеется, детишек никто не посвящал в тайны настоящего политического пиара, не очень чистого на руку. Нам было не интересно, сколько бабок гребут на всех этих мероприятиях. Мы играли в свою «взрослую» игру и были реально счастливы.

Все это счастье обрушилось на нас осенью. Я сильно изменилась. Стоит только человечку попасть в нужное окружение, он избавляется от многих проблем. Я перестала бояться людей, стала более общительной и открытой. Моя мама до сих пор удивляется, кстати. Впрочем, это лирика. Самое интересное было позже.

В новогодние каникулы уже в наступившем 2000 году, в самый разгар предвыборной мэрской гонки, нам сделали подарок – выходные на базе отдыха. Отдых по полной, общение, игры, полночные беседы о жизни, пиаре, журналистике и многом другом. Вкусный ужин, развлечения, баня. С одной стороны – школьники, а с другой – почти взрослые молодые люди.

После этой поездки пошли слухи. То ли какие-то фотки всплыли, то ли просто слухи. Но на это вполне безобидное мероприятие был пролит ушат того, что в воде не тонет и в огне не горит. На очередной нашей встрече с дядькой-пиарщиком нам было велено никуда с воплями не лезть, никакой информации в массы не разносить. Залечь на дно, одним словом. Мы выслушали жуткий рассказ про какие-то проблемы в типографии, о том, что наш свеженький номер газеты не вышел, про какие-то козни конкурентов, местной мафии и всяческих злодеев, желающих смены власти в городе. В сюжете присутствовали и гонки на джипах и перестрелки.

Мы ушки-то развесили. Нам наобещали золотых гор и вселенского счастья. Нам пророчили великое будущее. А мы верили. Знаете, в том возрасте уже не верят в деда мороза, но еще верят в светлое будущее и безграничные возможности. Это была последняя встреча в вечернем пустынном здании администрации.

Одна из девочек, которая была в той же компании, стала главным редактором городской газеты. Я твердо решила поступать на журфак и становиться пиарщиком. Пути разошлись. Мы до сих пор с тоской и восторгом вспоминаем те потрясающие дни, полные надежды и эмоций. Мне до сих пор пригождаются знания, полученные за эти несколько месяцев.

Но… Я понимаю, что за счет нас была сделана кампания. Мы были инструментом. Тогда мы об этом даже не догадывались, а сейчас – с учетом опыта и знаний, все понятно. Детям дали все, что можно. Дети рассказывали родителям, родители коллегам и так далее. Прекрасная схема. Ведь все это было организовано текущей властью. То бишь, мэром, которого нужно было переизбрать.

Кстати, нашего «учителя» мы больше не видели. Мэра так и не переизбрали, суровые реалии жизни, большие деньги в металлургическом производстве диктуют свои правила. Однако же, я благодарна тому бородатому пиарщику, который рассказывал нам про пиар. Я многое вынесла из той непродолжительной истории. Я научилась отбиваться от нападок одноклассников. Я стала сильнее, местами жестче. Мы ведь уже тогда хлебнули не только интерсных событий в наших юных жизнях, но и опыта. Более ценного, чем любые знания.

Нет, я не поступила на журфак СПбГУ, как мечтала с того момента по самые вступительные экзамены. Там тоже свои законы. Я не стала выдающимся журналистом, которого каждая собака знает. Но… Я научилась относиться к жизни, к окружающему миру с достаточной долей цинизма, чтобы не быть съеденной.

И еще. Я тогда зареклась – не лезть в политический пиар. Потому как даже те скромные сюжеты, выгрызенные кем-то из двухдневного пребывания нас на базе отдыха под присмотром нашего учителя, показали насколько политический пиар – грязное и подлое дело. А теперь я знаю, как это делается. И иной раз, когда я вижу очередные политические перепалки в нашем озверевшем мире – у меня волосы на голове дыбом встают. Потому что знаю, что за этим стоит.

Пиар – грязная профессия, да. Но очень интересная. И если не лезть в откровенное гуано, то можно делать действительно интересные проекты. Можно заниматься интернет пиаром и маркетингом, можно управлять общественным мнением. Можно сделать себе имя и помочь хорошим людям. И мне нравится это. Главное вовремя понять, где грань между откровенной подлостью и полезным делом, которое способно поднять на ноги и бизнес, и отдельного человека.

Девушка Хирург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *