09.09.2010

Месть

гот



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

«Это- наш с тобой маленький Апокалипсис…»
Fleur.

Мрачные мысли, под стать мрачной мелодии, кружили в голове  Лестата. Крупный, высокий, сильный мужчина с пронзительным взглядом черных глаз, стоял на краю крыши обычной высотки и угрюмо смотрел на заходящее светило. Скоро, совсем скоро солнце зайдет за горизонт и Мрак овладеет  миром…. Наступит царствование Тьмы. Взгляд Лестата скользил по городскому пейзажу и не приносил ему успокоения. Что стало с городом? Какие-то прямые магистрали, по которым в несколько рядов бегут суетливые машины. Куда делись узкие улочки, в которых так легко было укрываться от любопытных взоров прохожих?  Отсюда, с высоты он отчетливо видел, что поток автомобилей  становится все меньше, город успокаивается, готовится к ночи. А может он просто замирает? В испуге прячется от нашествия воинов Скорби?

Лестат злорадно усмехнулся. Сегодня, впервые за долгие годы его позвали на   сбор адептов, тру-готов, истинных последователей Учения. В голове звучал мотив «Fleur», уже много лет считавшийся гимном Движения.  Мужчина  отчетливо помнил, как впервые оказался среди готов и  был поражен аскетизмом  и простотой  Учителей.  Он, тогда молодой и непримиримый панк, воюющий с миром, системой и соседом Пашкой  против  всех во всем миренил, как впервые оказался среди готов и  был поражен аскетизмом  и простотой  Учителей.  Он, тогда молодой и непримиримый панк, воюющий с миром, системой и соседом Пашкой  против  всех во всем мире, решил вступить в новое, модное движение «Черных панков», чтобы еще продуктивнее бороться за свои идеалы. Переодевшись в панк-прикид, выставив  иглы ирокеза и полив их цветным лаком, Костян ( тогда Лестат носил именно это имя), отправился на закрытую вечеринку. Сначала все шло нормально, Костик был не единственным обладателем  ирокеза и не обращал внимания на странные взгляды окружающих. А когда ощутил  себя слегка не в своей тарелке, то заметил  некоторую разницу- и  ирокез был не такой, и прикид-  слишком цветным , да и цепи на «Черных панках» были другие.
—   Вроде «то», а  не «то» : подумалось Костяну. Он внимательно осмотрелся и увидел неподалеку грустную девушку с огромными глазами. Именно ее  печальные глаза, выделявшиеся на бледном лице, поразили Костяна в самые глубины его непримиримой, мятущейся души. Чувство вспыхнуло мгновенно. Захотелось спасти ее от чего-то, защитить от кого-то…. Костян подошел и спросил первое, что пришло в голову : «Это, слышь, тя как зовут?»
— Фэй.
— Фея ?

Так она стала Феей, а  непримиримый панк впервые познал прелесть примирения и  подчинения .  Вслед за своей Феей он готов был принять любую религию или отказаться от религии вовсе. Они часами бродили по узким улочкам родного города, целовались, спрятавшись  в темных аллеях парков и скверов. Фея была почти всегда грустна, легкая тень печали не покидала ее лица ни днем, ни ночью. Она была так романтична, обожала носить платья в каком-то старомодном стиле. А он просто боготворил свою Фею. И именно с ней Костян  менял не только внешнюю, но и внутреннюю суть. Его ирокез сменился длинным  ниспадающим водопадом черных волос. Фея в минуты нежности перебирала их своими нежными, тонкими пальчиками, фантазировала о том, как и где будут проходить  следующие свидания. Почему-то она всегда выбирала для этого малолюдные, мрачные места, но и это нравилось  Костяну. В такие вечера Фея была особо трогательна и беззащитна и  Костян  не заметил , как из принципиального борца с системой, из агрессивного панка он превратился в человека, скорбящего о социальном зле.  Чтобы не подвергать свою Фею опасности, он вечерами встречал ее с собраний какого-то кружка, а позже, заинтересовавшись, сам пришел на такое занятие. Так Костян впервые попал на сбор готов. Понадобилось немного времени, чтобы из панка он стал убежденным тру-готом. Что поменялось? Да почти ничего, только  хэви- металл сменился «Fleur», агрессивность сменило толерантное ненасилие, мечты о вечной жизни сменились мечтами о жизни потусторонней… И всё это время рядом была его Фея- адепт общества Скорби. Она стала его верной спутницей, поддерживала его в трудные минуты, именно она  дала ему новое имя — Лестат.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Сейчас, стоя на краю крыши, Лестат вспоминал, как они шили первый гот-прикид. Достав по великому «блату» кусок темно-коричневой чертовой кожи ( так назывался обычный дермантин), Фея принесла его домой и радостно суетилась, пытаясь за счет раскроя сэкономить, чтобы хватило и на штаны Лестата и на юбку для нее, Феи. Когда вещи были сшиты, оказалось, что юбка чуть длинновата, зато штаны получились слегка коротковаты…  Но, разве, это было огорчением? Они были молоды, они были вместе и любили друг друга.  Обрезав юбку до нужной длинны , Фея доставила брючины и Лестат гордо надел обновку.
Какие это были времена!  Их свадьба проходила по всем канонам Общества – сразу после ЗАГС ( ну, никак нельзя было без ЗАГСа), пока гости съезжались к столовой, в которой должно было состояться торжество, близкие друзья, члены общества Скорби, уехали на ближайшее кладбище и в тени раскидистых деревьев, в печальной тишине , выслушали клятву влюбленных в вечной верности при жизни и за её порогом…

Это сейчас , в смутные  времена, любой желающий может ходить и жить так, как ему нравится. Хочешь — готом, хочешь — эмо! А в те дни всеобщего равенства и братства, выделяться из толпы было нельзя. Лестат помнил, как вечерами они с Феей , закрыв дверь и выключив свет, зажигали свечи,  надевали свои прикиды, наносили мейк-ап  и мечтали о том, что будет, когда их не будет…Точнее они говорили о времени, когда уйдут из жизни и станут вечными спутниками Ночи, приходя в этот мир только при свете Луны. Они развлекались, рассказывая друг другу страшные истории, наливали в бокалы красное вино, представляя, что это кровь невинных младенцев. Это были минуты подлинного единения. По выходным дням, освободившись от родственников, Лестат и Фея спешили на кладбище, подходили к «своей» могиле, на которой дали обет верности и оставляли на ней букетик бледных лилий.

Всё это было… От той счастливой жизни у Лестата на память остался серебряный анкх -  египетский символ вечной жизни. Это был первый подарок Феи. Тогда она была нежная, тихая, покорная. Не то, что сейчас.  Лестат гневно свел брови. Ему снова вспомнился разговор, произошедший сегодня утром. Получив утреннюю почту и увидев в нем приглашение на сбор Общества на две персоны, он сдержанно сообщил Фее, что их позвали в качестве почетных гостей. Фея обрадовалась  и сразу побежала в комнату, выбирать – в чем она пойдет на встречу. Проблем с выбором одежды не было. Ушли те времена, когда у них были только одни штаны и юбка из дермантина. Теперь, во времена интернета, можно было не выходя из дома подобрать всё необходимое… Последним приобретением Лестата был черный кожаный плащ, сплошь прошитый серебряной нитью, длинная черная кожаная юбка с серебряными пряжками и ультра модные сапоги, усыпанные серебряными шипами. В  предвкушении фурора, вызванного его появлением в новом обличье, он устроился за столиком, попивая приготовленный Феей кофе.  Жена что-то делала в своей комнате, были слышны звуки открываемых и закрываемых ящиков и дверей шкафов, её негромкое ворчание , сменявшееся мурлыканьем на темы Мэрлина Мэнсона. Ничто не предвещало скандала , пока она не появилась в проеме кухонной двери.

Фей была великолепна! На днях она посетила своего мастера-парикмахера и теперь, ее свеже-окрашеные в черный цвет волосы  были взбиты, высокий начес залит лаком, кожу покрывал нежный слой тонкой белой пудры, особо оттенявшей карминно- красную помаду губ и черную подводку глаз. Новое платье в стиле женщины-вамп подчеркивало неплохую еще фигуру и соблазнительную грудь. На тонкой шейке , обвитой лаковым кожаным ошейником с серебряными шипами, подрагивала тонкая голубая жилка. Браслет, украшавший тонкую кисть Феи, был из одного комплекта с ошейником и очень подходил по дизайну к наращенным ноготкам, покрытым черным лаком с серебристыми блестками. Но Лестат смотрел не на великолепие своей жены, а на ее ноги. Точнее – на обувь, которая была  надета на  Фей…
Тут надо сделать небольшое отступление. Друзья, хорошо знавшие Лестата и Фею, часто шутили- «Вы такие одинаковые, что у Вас даже размер ноги один и тот же».  При всей своей хрупкости и миниатюрности, Фея имела тридцать девятый размер обуви. Такой  же, как и Лестат. Обычно, надев обувь на каблуках,Фее удавалось зрительно «уменьшить»  ножку.
И вот сейчас, пытаясь создать новый образ, Фея примерила сапоги, купленные Лестатом для себя,  и нашла их очень подходящими для её нового платья. Именно серебряные шипы, осыпавшие сапоги, так удачно гармонировали с комплектом ошейника и браслета. Что с нее взять ? Женщина….


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Сначала Лестат пытался по- хорошему объяснить жене, что эти сапоги — не женские. Бесполезно. Фея не хотела ничего слушать. Потом Лестат пригрозил, что просто не возьмет Фею с собой. Но и это не подействовало. Тогда, хлопнув дверью, Лестат ушел из дома, грозно прикрикнув на жену, что вернется вечером и к этому времени рассчитывает на то, что Фея станет благоразумной и решит вопрос с обувью. На что он в самом деле рассчитывал, Лестат не мог бы объяснить даже себе. Фея давно уже стала другим человеком. Где та покорность и спокойствие? Она стала более жесткой, рациональной. И еще в ней появилась неприятная для мужа черта- если что вобьет себе в голову, ни за что не откажется от этого…

Так получилось и сегодня. Вернувшись вечером домой , он вошел в комнату и увидел, что на вешалке висит новое платье Феи и под ним стоят те самые сапоги.  А рядом с вешалкой, на которой висели его юбка и плащ, стояли ботинки, напоминавшие солдатские берцы. Да, они тоже были новые, но он — то хотел сапоги!!!...  Чувство обиды и недоумения от такого предательства захлестнули Лестата и он решил отомстить по крупному!
Надев новую одежду, Лестат вышел из квартиры, на лифте поднялся на последний этаж и осторожно открыв замок на чердачной двери, вышел на крышу. Пронзительный ветер  трепал его длинные, все еще черные волосы. Страшную месть задумал Лестат. Он решил разорвать клятву верности и в одиночку уйти в царство Тьмы и Печали.  Пусть, пусть Фея поплачет и помучается! Пусть ей будет стыдно, что она не уступила мужу и отобрала у него сапоги! Он устроит ей маленький Апокалипсис! Скорбь поселится в ее доме навсегда. Скорбь, стыд и раскаяние! А на память он оставит ей берцы, как укор и вечное напоминание. Но будет поздно….

Еще не старый  мужчина с пронзительным взглядом черных глаз, стоял на краю крыши и сложив руки на груди, с мрачной улыбкой смотрел на затихающий город. В кулаке Лестата был зажат серебряный анкх, в гневе сорванный им с шеи. Рядом с ним стояли ботинки-берцы. Солнце село и где-то далеко на горизонте уже появлялись звезды. Ветер, словно стремясь отговорить его от последнего шага, бил  в грудь, отталкивая от края крыши. Но Лестат был непоколебим в принятом решении. Еще мгновение и один шаг перенесет его в Вечность….

Торжество момента спугнул скрип  чердачной двери.
— Пап, ты не видел мои берцы?
Лестат обернулся. На крышу вышла их с Феей 15-летняя дочь. Она была высока, как отец и красива, как мать. Только одно в ней было общее для обоих родителей- у Черри, как себя называла девочка, был тридцать девятый  размер ноги.

— Папа, зачем ты притащил мои берцы на крышу? Тебе, что- своей обуви мало? Я ищу, ищу, а ты тут на крыше развлекаешься! Еще раз возьмешь мою обувь, я сведу свой пульс на ноль… Узнаешь тогда! И вообще, хватит тут стоять, там мама какие-то новые ботфорты приволокла — шпилька отпадная! Хочет тебе их показать. Она в них такая секси!...  Бесится, говорит — Вам уже пора ехать куда-то, а ты еще не одет…

Последние слова Лестат уже еле расслышал. Девочка, схватив свои ботинки , спускалась по лестнице с чердака.

— Эх, поколение эмо!...Что они могут понять..Чуть что- сразу в панику, сразу в слезы! Надо же, и эта туда же : «Сведу пульс на ноль!»  Да  что она знает о нулевом пульсе? Вот мы, готы, готовы к существованию  по ту сторону жизни. И именно об этом надо сегодня поговорить – как привлечь в свое движение свежие силы, молодую кровь….

Всё это Лестат думал, спускаясь в лифте, слегка притоптывая , поскольку сталь холодила босые ноги. Впереди его ждал приятный вечер с любимой женщиной в хорошей компании. Жизнь продолжалась и была чертовски хороша!..


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

2 комментария к  „Месть“

  1. Евгения Табурянская 09.09.2010 10:36

    мило )) я сначала возмутилась было, посраться из-за пары обуви! ан нет, хеппи энд вышел ))

  2. Alex 09.09.2010 15:19

    Главное- принцип!!! А обувь,это уже второстепенно...)))

Оставить комментарий или два