24.02.2010

Наташа

Неудачница



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Наташа – девушка красивая без преувеличения. Атласные каштановые волосы ниже пояса, нежные карие глаза, правильные черты лица, удивительно чистая кожа, стройная фигура… Кажется – перед ней все двери открыты: иди, куда хочешь, делай, что хочешь.
Но на самом деле все далеко не так.

Кто знает, что тут виной? Может быть, детство и юность, проведенные среди книг, а не среди друзей, а может – вечно враждебное отношение со стороны матери и отчима… Кто знает?
Главное – ее нельзя назвать девушкой, которой все удается. Скорее, наоборот.

Неудачница.

Вот ее самая яркая черта.

Возможно, виной всем неудачам ее хроническая неуверенность в себе, которую в нее годами, и весьма успешно, вколачивали мать и отчим.
Да, наверное, так и есть.

Поэтому, где бы она не появилась, везде, и скорее рано, чем поздно, она становилась аутсайдером. Все самые лучшие, замечательные парни, которые сразу же кидались за ней ухажиle="text-align: justify;">Поэтому, где бы она не появилась, везде, и скорее рано, чем поздно, она становилась аутсайдером. Все самые лучшие, замечательные парни, которые сразу же кидались за ней ухаживать, доставались некрасивым, склочным девицам, отказываясь от Наташи очень быстро. На экзаменах ей всегда ставили оценку ниже, чем она заслуживала. Подружки предавали и продавали походя, без усилий.

Так и не окончив институт, Наташа вынуждена была искать работу, чтобы как-то выжить. Ей и тут фатально не везло, но случайно Наташа встретила бывшего однокурсника, который посоветовал ей попробовать устроиться гардеробщицей во Дворец Культуры.

Назавтра Наташа была в приемной у директора Дворца в половине десятого. Она сидела на кушетке, нервно одергивая одежду и поправляя волосы. Ей казалось, что часы, висящие на стене, остановились. То же самое произошло и с ее наручными часами.

Рядом сидела молодая женщина, закинув ногу на ногу и что-то невнятно напевая себе под нос. Она чувствовала себя уверенно и спокойно. Минут через пятнадцать совместного ожидания эта женщина уже не искоса, а открыто посмотрела на Наташу.

— Ты что, на работу устраиваться пришла? – спросила она. Голос ее был какой-то ленивый и довольный, как у кошки, греющейся на солнышке.

Наташа испуганно и растерянно посмотрела на женщину. Она не предполагала даже, что с ней кто-то заговорит, и была полностью погружена в тревожное ожидание.

— Д-да, — робко произнесла она.

— А кем ты хочешь устроиться? – продолжала расспрашивать женщина, разглядывая Наташу.

— Гардеробщицей, — выдохнула девушка.

— А почему гардеробщицей? – женщина уже с интересом и легким недоумением спросила собеседница.

— Ну, тут, говорят, нужны гардеробщицы… — Наташа с робкой надеждой уставилась на соседку, желая только одного: чтобы та подтвердила, что гардеробщицы действительно нужны.

— Нет, я тебя спрашиваю, почему ты хочешь устроиться гардеробщицей, а не нужны ли тут гардеробщицы! – женщины нетерпеливо убрала ногу на пол.

— Почему ты, молодая девушка, собираешься идти на стариковскую работу? – в голосе женщины появились начальственные нотки. Видимо, она привыкла получать быстрые и исчерпывающие ответы на свои вопросы.

— Ну… Я больше ничего не умею… Я еще нигде не работала… — голос Наташи стал совсем тихим и прерывистым.

— Глупости! – ее собеседница решительно махнула рукой, — тебе нельзя идти в гардеробщицы. Ты что, совсем безрукая и ни на что не способная? Рисовать пробовала?

Наташа испуганно ответила:

— В школе рисовала стенгазеты. И в институте тоже.

— Ну, вот! – женщина довольно кивнула головой. Видимо, она привыкла быть всегда правой.

— Сейчас я пойду к директору, а потом, когда выйду, сразу ты и заходи. Говори, что хочешь получить работу художника. Поняла?

— Меня не возьмут… — с тоской ответила Наташа.

— Возьму-возьмут! Нам нужен художник, — женщинауверенно кивнула головой и снова закинула ногу за ногу.

Тут из кабинета директора вышел какой-то мужчина с папкой в руке, и собеседница Наташи быстро встала и решительно прошла к директору.

После мучительного ожидания в течение сорока минут Наташа наконец-то вошла в святую святых – директорский кабинет. За столом сидел невысокий мужчина, устало взглянувший на девушку.

— Здравствуйте. Приходите, садитесь. Вы по какому вопросу? – голос его был тоже усталый и негромкий.
— Я… Я на работу… — девушка робко смотрела на сидевшего перед ней мужчину.
— Какую работу вы хотите получить?
— Я… Я — художником, — закашлявшись, пробормотала Наташа.
— Художником? – директор со слабым интересом стал разглядывать сжавшуюся на стуле девушку.
— А что вы умеете делать? – вдруг быстро спросил он.
— Я… — Наташа растерялась. Она не представляла, что должен делать художник во Дворце Культуры.
— Вы рисуете эскизы, оформляете сцену, выполняете шрифтовые работы? – продолжал расспрашивать директор.

Девушка совсем упала духом. Она не имела понятия, чего от нее требует директор. И хотя разговаривал он с ней мягко и терпеливо, хотя и равнодушно, Наташа потеряла надежду на благоприятный исход дела.

— Ничего не умею, — прошептала она.

Директор еще некоторое время молчал, глядя в окно, а потом сказал:

— Ладно, идите. До свидания.

Наташа в полуобморочном состоянии вышла в приемную.

Она должна была просить работу гардеробщицы! А так – поверила какой-то тетке, и вот – ничего не получила. Все, последняя надежда пропала! Она же не зайдет туда снова и не попросится на ту работу, о которой говорил парень из инструментального ансамбля! Как она посмотрит в глаза директору? Самозванка, лгунья!..


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

И наткнулась на давешнюю женщину.

Женщина заинтересовано спросила:

— Ну, как? Взял он тебя на работу?
Наташа тихо ответила:
— Нет.
— Как нет? Почему не взял? – женщина была шокирована.
— Ну-ка, рассказывай, о чем вы там с ним говорили! – командным, не терпящим возражения голосом потребовала она, усаживая Наташу на кушетку и садясь рядом с ней.

Наташа дрожащим, на грани слез, голосом, рассказала все, о чем говорила с директором.

— Ну, ты ду-ура! – растягивая слова, почти радостно сказала женщина.
— Кто же говорит, устраиваясь на работу, что ничего не умеет? Вот так, девочка: послезавтра снова приходи к директору, и, когда спросит, что ты умеешь, отвечай: все могу!

— Но я же правда ничего не умею! – попробовала сопротивляться Наташа. Она с детства была приучена не лгать, и для нее было шоком, что вот — взрослая женщина, и, видимо, какой-то начальник, а значит – умная, предлагает ей соврать. Да еще в таком серьезном деле!

— А кого это волнует? Он что, проверять будет, умеешь ты или нет? А в работе художника-оформителя ничего сложного нет. Быстро научишься.

— Но он же помнит, что я была и говорила, что ничего не умею!

— Ой, держите меня семеро! Да он уже забыл, что ты приходила. Ты думаешь, что у него только и заботы, что помнить всяких глупых девчонок? У него триста человек во Дворце, считая договорников, да гастролеры всякие, да фестивали! Нужна ты ему больно! Это я для гарантии говорю, чтобы послезавтра, а так – можно бы уже и завтра. Приходи, увидишь – возьмет. Только говори, что умеешь все.

И женщина энергично пошла куда-то вглубь Дворца по коридору.

Наташа постояла еще немного. Ладно, стоит рискнуть еще раз. Эта женщина говорила так уверенно, что девушке передалось какая-то доля этой уверенности, и она, уже не в состоянии полного отчаяния, пошла домой.

Через день Наташа снова пошла во Дворец Культуры. Снова зашла к директору, только теперь уже уверенно отвечала «Все умею!» на его расспросы. Заявление директор подписал, и уже назавтра с восьми часов утра она приступила к своим новым обязанностям.

Оказалось, что ничего сложного в работе художника-оформителя нет. Как, впрочем, и ничего романтического.

Наташа писала какие-то объявления на больших листах ватмана, всяческие приветствия и лозунги на длинных кусках материи, помогала закрашивать рисунки на задниках – огромных кусках материи, вешавшихся на заднем плане сцены во время представлений. Ни о каких художественных работах – портретах, пейзажах и все такое, и речи не было. Работа было не утомительной и даже временами интересной. Правда, зарплата была очень маленькой, но Наташа привыкла жить скромно, и ей хватало денег.

И еще на этой работе Наташу ждал сюрприз…

В нее влюбился парень-красавчик, мечта любой девушки, и не бросал ее! Звали этого красавца просто – Коля. Работал он завпостом, то есть заведующим постановочной частью. Проще говоря, в его обязанности входила подготовка сцены к мероприятию – декорации, мебель, одежда сцены – кулисы и задники, и все, что нужно в материальном плане для того, чтобы все, происходящее на сцене, проходило на должном уровне.

Ростом он был не менее двух метров, длинные ослепительно черные волосы соперничали своим блеском с не менее ослепительно белыми зубами, которые он не уставал демонстрировать в постоянно блуждающей по лицу улыбке. Глаза – темные омуты, соболиные брови, длиннейшие ресницы, атлетичеcкая фигура, модная одежда…
И бездна остроумия, и бесчисленное множество приемов и приемчиков профессионального ухаживателя за девушками…

В общем, Наташа влюбилась по уши.

Кроме Коли на сцене работало еще несколько парней, так называемых работников сцены – ну, принести там все, что нужно, укрепить, где нужно… Но в судьбе Наташи сыграл свою роль только один из них – Стасик.

Стасик был закадычным другом Коли. Что называется, «не разлей вода». Куда нитка, туда и иголка. Везде вместе.

Стасик ростом не уступал Коле, но, в отличие от него, был ослепительно рыжим и кудрявым. Кроме того, он носил какие-то стариковские очки, был немного полноват и одевался под стать очкам. Возможно, чтобы не ломать образа. Кроме того, репутацию Стасик имел самую отвратительную: говорили, что он – полный подлец, и, к тому же, за деньги родную маму продаст.

Вот так ни все время и ходили вместе – красавец Коля и подлец Стасик.

Но с течением времени, когда ухаживания Коли за Наташей начали приносить первые плоды, Стасик все чаще оказывался в одиночестве – ведь теперь все, свободное от выполнения своих непосредственных производственных обязанностей, время Коля проводил в художественной мастерской, возле Наташи.

Наташа парила над землей.
Она любила, и любила взаимно!

Воспитана девушка была в строгих правилах, и поэтому свидания с любимым проходили то в кино, то в кафе, то они просто гуляли по улицам города.

Каждый миг, проведенный с Колей, был для Наташи блаженством, каждый миг, проведенный без него – мучением. Она засыпала и просыпалась с его именем на устах. Она накладывала макияж только для того, чтобы понравиться ему, бежала на работу, чтобы встретиться с ним, засыпала мгновенно для того, чтобы поскорее прошла ночь, и Наташа смогла снова бежать на работу… Чтобы встретиться там с Колей…

Прошло совсем немного времени, и Коля стал со смехом рассказывать Наташе о том, что Стасик безумно в нее влюблен. Что он отдал бы жизнь за ее поцелуй, и так далее.

Наташа тоже с удовольствием смеялась над Стасиком – это казалось так забавно! Ну что он, рыжий урод, думает? Куда он лезет? Ну, с кем хочет соперничать? С ее Колей? Нет, это просто умора! Он что, в зеркало на себя никогда не смотрел?..
Коля познакомил Наташу со своими родственниками – братом и его женой, с бабушкой, с тетками, живущими в этом городе. Все приняли Наташу, как родную. Ее все любили, все хвалили, все ей восхищались… Все говорили о близкой свадьбе… Мама Коли, живущая где-то далеко в Закарпатье, в селе, нагнала тридцать литров самогонки для предстоящей свадьбы…

Наступил Новый Год. И Наташа встретила его с Колей – только они вдвоем, больше никого. Бабушка Коли наготовила всяких вкусностей и ушла встречать Новый Год к одной из Колиных теток. А свою однокомнатную квартиру предоставила им, молодым.

В эту ночь Наташа потеряла невинность.

Честно говоря, ничего приятного в этом она не нашла. Целоваться с Колей было просто наслаждением, а вот все остальное – мягко, говоря, неприятно. Больно, стеснительно… Единственное, что можно назвать положительным моментом в этой процедуре, было то, что Коля получил, наконец, то, что так страстно желал. А Наташа хотела, чтобы Коля был счастлив всегда. Ну, вот, она сделала для него все, чтобы он в эту новогоднюю ночь был счастлив.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

И забеременела. С первого раза.

Так бывает.

Она сначала немного испугалась, но потом успокоилась – ведь они же с Колей совсем скоро поженятся? Ну, так что тут переживать? Она первая, что ли, кто выйдет замуж беременной?

Наташа сообщила новость Коле.

Вообще-то, она ждала, что Коля, как это постоянно показывают в кино, примется в восторге кружить ее по комнате на руках, называть всякими ласковыми словами… Будет вместе с ней придумывать имя сыну – а Наташа была уверена, что носит именно сына, а не дочь…

Все оказалось немного не так. А, скорее – совсем не так.

Коля задумался. Замолчал. Перестал острить. Теперь их встречи проходили по-другому. Они молча гуляли по городу. Заходили в кафе, поесть. Наташа теперь все время хотела есть. В кафе тоже молчали. Коля на все попытки разговорить его отделывался односложными ответами. Куда только делось его остроумие, живой разговор? Где были его манеры Дон Жуана? Он просто был предельно вежлив, и все.

И еще – больше они не целовались.

Совсем.

Наташа пыталась скандалить – Коля молчал. Она пыталась плакать – он молчал.

Ничего не объяснял, не отказывался от встреч, и – молчал.

И все время думал о чем-то.
И не говорил, о чем.

Наконец, после очередной Наташиной попытки устроить скандал с выяснением отношений, Коля сказал, что им необходимо расстаться. Потом повернулся и молча, не прощаясь, ушел.

Никакие крики о том, что он – подлец, раз бросает ее в таком положении, не помогли. Наташа могла с таким же успехом кричать на скалу.

Мир вокруг Наташи рухнул.

Что ей сейчас делать?

К матери она не может пойти – она и не беременная не нужна была ей, а беременная и вовсе. Живет она на квартире, и условие у хозяев – никаких мужиков и никаких детей, иначе – в один момент окажется на улице.

А на работе? Что скажут на работе? Вот, догулялась, доигралась! Принцессой себя возомнила, а теперь опустись-ка на землю! Гулящая, шлюха! Так тебе и надо!

Что делать? Кто поможет, или, хотя бы, посоветует, что делать?

Обессиленная Наташа медленно брела по городу, опустив голову и не глядя по сторонам.
Вдруг кто-то дернул ее за рукав:
— Привет! А ты что одна? Почему не с Колей? – раскрасневшаяся от мороза Валентина, жена брата Коли, весело тормошила Наташу.
Это было последней каплей.
Наташа разрыдалась и сбивчиво, глотая слезы, стала рассказывать Валентине о том, что с ней произошло.
Валентина перестала улыбаться. От ее родственного тепла ничего не осталось. Она постояла молча какое-то время, а потом сказала:
— Ладно, я тебе помогу.
И дала Наташе адрес клиники, где ей за определенную плату быстро и безо всяких анализов сделают аборт.
— Аборт? – Наташа испуганно отступила от Валентины.
— А ты что хочешь? Тебе этот ребенок нужен? – в голосе не состоявшейся родственницы не было ни капли тепла или сочувствия. – Коле он явно не нужен, а кому ты его преподнесешь? Думаешь, бабушка возьмет, или тетка? Или мы? Даже не думай. Сама нагуляла, тебя никто насильно в постель к нему не толкал. Вот и расхлебывай теперь сама. Куда ты с этим приблудышем?

Наташа поняла, что ничего сделать нельзя. Ей действительно некуда деваться. Нужно делать аборт. Аборт от любимого человека.

Ей некуда идти. Ей никто не поможет. Выхода только два – или аборт, или в петлю.

Нет, в петлю страшно.
Значит, аборт.

В назначенный день Наташа пришла в клинику.
Все произошло так, как говорила Валентина – ее приняли, ничего не спросив, отвели к другим женщинам, пришедшим на аборт на законных основаниях, и через два часа Наташа уже не была беременна.
Что можно было бы сказать об этой операции, которая считается очень простой, чуть ли не равной ежедневной чистке зубов?

Страх, ужас. Невыносимая тянущая боль в низу живота, ощущение, что из нее живой вытягивают кишки. И еще раз страх и ужас.

Врачи действовали деловито, привычно, даже пошучивали во время операции. И это было еще страшнее, чем если бы они были мрачными.
Потом Наташу отвели в палату. Лежа на кровати и корчась от боли, Наташа беззвучно плакала и повторяла про себя: «Чтоб тебе никогда своих детей на руках не качать!»…

Шли дни, день за днем. Коля уволился из Дворца Культуры. Наташа ходила на работу, стараясь не показать вида, что с ней что-то случилось. И постепенно мучительная любовь превратилась в ледяную ненависть. Теперь Наташа не хотела видеть Колю — никогда и ни при каких обстоятельствах.

А он, как назло, стал все чаще появляться возле нее. То вдруг попадался на ее пути, когда она шла по одному из длинных коридоров Дворца, и ей приходилось возвращаться до лестничной площадки, чтобы по другому этажу обойти его. То оказывался прямо перед ней, когда она шла на работу, и ей приходилось переходить на другую сторону проспекта прямо по проезжей части, чтобы только не оказаться радом с ним. То появлялся рядом в толпе на дискотеке. И всегда приветливо здоровался и пытался завести разговор. И всегда рядом с ним был Стасик.

В какой-то момент Наташа вдруг решила, что хватит бегать от Коли. И она любезно ответила на приветствие. Только не на Колино, а на приветствие Стасика. И оживленно с ним заговорила, не замечая Колиных попыток вступить в разговор. Как будто Коли здесь вовсе не было.

Потом она спросила Стасика:
— А почему ты не приглашаешь меня на танец?
Тот оторопел: никогда Наташа не давала ему повода для таких вольностей:
— А можно?
— Ну, конечно! Не мне же самой приглашать тебя!

И они пошли танцевать.

Потом был еще один танец, потом еще…

В конце вечера, когда Наташа с подружкой собирались домой, она акцентировано, с нажимом, сказала Стасику:
— Надеюсь, ты проводишь девушек до дома? А то на улице так темно и страшно…

Стасик был не просто рад, он не верил своему счастью. Девушек он проводил. Коля тоже шел рядом с ним, но ни на него самого, ни на его попытки присоединиться к общему разговору и что-то сострить никто не обращал внимания.

В следующий раз на дискотеке Стасик сам подошел к Наташе и пригласил ее на танец. И опять провожал ее с подругой.

И это вошло в правило.

И, наконец, примерно через месяц, Стасик предложил Наташе встречаться.

Наташе он совсем не нравился. Ни капельки. То есть, абсолютно.
Но принцип есть принцип. И она согласилась.

Назло Коле. Пусть теперь локти кусает. А Стасик – он так долго добивался своего счастья… Ему победа досталось не так легко, как Коле. Ну, пусть получит награду.

Но это уже совсем другая история.

И тоже непростая.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

22 комментария к  „Наташа“

  1. hmkv 24.02.2010 18:16

    Имхо Наташа просто глупая. Это от рождения такое.

  2. Ирина Антилова 24.02.2010 22:10

    Хорошо, что такой комментарий оставил мужчина. Его не приходится упрекать за глупость — мужчины априори не понимают женщин. И нервная система у мужчин попроще, и строение как всего тела, так и мозга тоже попроще. Поэтому им и жить полегче.

  3. Tana 24.02.2010 23:41

    Ирина, спасибо! Жизненно и интересно, жду продолжения 🙂

    Наташа неопытная, но это до поры до времени, но все же не дурочка. С семьей ей не повезло, это сильно на ней отразилось.

    И учится она на своих шишках и ошибках. Впрочем, увидим из продолжения.

  4. Ирина Антилова 25.02.2010 02:06

    Спасибо! Рада, что вы поняли Наташу. Ей очень нужно было, чтобы ее хоть кто-то любил, и она очень хотела иметь семью, быть нужной кому-то. Продолжение будет.

  5. galactika 25.02.2010 16:52

    Очень жизненная, очень грустная история...

    Но с верой в лучшее будем ожидать продолжения!

  6. Ирина Антилова 25.02.2010 22:50

    Да, вы правы — история жизненная. Она взята из жизни. Там дальше еще грустнее.

  7. Krufoco 26.02.2010 00:31

    Ирина — не проще наше устройство, как и не сложнее. Мы просто разные.

  8. Ирина Антилова 26.02.2010 00:42

    В вас вместо всяких «тонкостей» Богом вложена сила. Проще — это не значит — хуже. Вы не станете тоской мучиться в подобной ситуации, найдете тысячу простых выходов. Так уж вы устроены, и это хорошо. Иначе вы не смогла бы воевать. Ну, представьте, что каждый солдат начинает тосковать и плакать о том, что убил врага! У вас другие задачи. Если бы позволяло место, то я могла бы подробнее описать то, что происходило в душе Наташи. Она очень мучалась, это только на бумаге все легко. Она же потеряла свою первую любовь.

  9. Krufoco 26.02.2010 01:33

    (В вас вместо всяких «тонкостей»)

    ну, это глупости.

    (Проще — это не значит — хуже)

    не проще, не сложнее. Разные, уже говорил. Просто мужчина полигамен, а женщина — моногамна.

    (Ну, представьте, что каждый солдат начинает тосковать и плакать о том, что убил врага!)

    Ив Сент Лоран. Глубочайшая депрессия. И даже не убивал никого. Просто его тонкая натура не смогла выдержать армию. В любом человеке есть и мужские, и женские качества. Это от воспитания и развития зависит.

    А Наташа ваша таки дура. Девочка поумнее пострадает, от того, что никто ей в душу не запал, в то время, как уже все соседки перетрахались с половиной района, но не будет вешаться на шею первому же бычку.

  10. Ирина Антилова 26.02.2010 01:41

    Простите, а вы в самом деле читали статью? Такое впечатление, что вы читали только комментарии. Наташа действительно ВЛЮБИЛАСЬ. Ей именно «в душу запал» этот Коля. Впрочем, я, видимо, требую от вас невозможного. Вы дали понять в своем комментарии, что для вас любить равно трахаться. Тогда я извиняюсь, что лезу к вам со всякими психологическими проблемами Наташи. Эта история — из жизни, но не из современной вам жизни. И в то время слово любовь никак не равнялось слову трахаться. Если человек любит, то он не трахается. Он любит.

  11. Krufoco 26.02.2010 01:52

    (что для вас любить равно трахаться)

    это вообще совершеннейшая чепуха.

    (Если человек любит, то он не трахается. Он любит.)

    Но в тоже время без этого процесса и любви не будет, давайте не лицемерить. Если пара поссориться, и в постели не помириться, то это уже не пара.

    (Тогда я извиняюсь, что лезу к вам со всякими психологическими проблемами Наташи).

    не за что извиняться. я сам прочитал Вашу статью.

    (Вы дали понять в своем комментарии, что для вас любить равно трахаться) ужас. Где Вы это увидели? Я имел ввиду, что моя метафорическая девочка не будет спешить.

    не хамите, пожалуйста. может, у Вас вечером настроение плохое, так я же не виноват.

  12. Ирина Антилова 26.02.2010 02:04

    Извините, что разговаривала с вами на вашем языке. Думала, так вам понятнее будет. Когда вы говорите незнакомой женщине «трахаться», то, наверное, не считаете это хамством. А самому обидно, когда вам так же отвечают. Поэтому, думаю, будет правильно, если вы первым извинитесь. Ведь вы моложе, по крайней мере, в два раза. А по поводу «любовь не бывает без трахаться», то это вам простительно. Для нас, нашего поколения, нет понятия трахаться. Мы любили и любим. И в постели, и душой. Этот спор — беспредметен. Вы еще не знаете, что такое любовь, и, скорее всего, не узнаете. Любовь — это не трахаться, а сделать все, даже невозможное, для того, чтобы любимый человек был счастлив. Ваше поколение взросло не на сонетах Шекспира, а на порнушках, поэтому вам простительно не понимать, что такое любовь. Если вам случится полюбить, вы поймете, что это такое.

  13. Ирина Антилова 26.02.2010 02:06

    Да, еще по поводу того, что ваша метафорическая девочка не будет спешить. Так вот, Наташе в тот период было 23 года. Это, по вашему, рано для любви?

  14. Krufoco 26.02.2010 02:18

    Для мудрой любви — наверняка рано. А что, 23 — это много?

    Ирина, вот здесь Вы меня уели 🙂 Когда вы говорите незнакомой женщине «трахаться». Каюсь, виноват.

    (Ведь вы моложе, по крайней мере, в два раза). Черт. У меня хорошее зрение. Где на моей аватарке возраст написан?

    Вы меня не поняли. Я вообще не вводил от себя понятие трахаться в наш разговор. Я имел ввиду, что девочку, которая влюбилась в парня, а потом страдает, из-за того, что он ее бросил, можно противопоставить девушке, которая долго ждала человека, который будет ее достоин. Я думаю, если присмотреться к человеку на протяжении некоторого времени, то станет ясно, что это за человек. Т.е., в случае Вашей Наташи, это искреннее закрывание глаз — если человек умен, и просто первая любовь — если человек не очень умен, или очень доверчив.

    (Вы еще не знаете, что такое любовь, и, скорее всего, не узнаете) — ничем необоснованная, грубая фраза. Если Вы так уж давите своим опытом, то могли бы простить мне по малолетству то самое «трахаться». А вот эти ваши слова — это почти как чистая программа на несчастье. Не стыдно?

    (Ваше поколение взросло не на сонетах Шекспира, а на порнушках.) Всему свое время. Во времена Шекспира не было порнушки. Хотя читать его я начал раньше, чем смотреть xxx.

    Вы делаете характерную для многих людей старшего поколения ошибку — думаете, что те, кто моложе, дурнее вас. Вы просто уже забыли свой ум в те годы — или приобрели его в более позднем возрасте.

  15. Jekyll 26.02.2010 10:03

    «В каждой женщине должна быть змея...»

  16. Ирина Антилова 26.02.2010 22:44

    Krufoco.

    Когда я говорила о том, что вы не узнаете, что такое любовь, то я имела в виду не ту любовь, которая является современным эталоном. Я имела в виду ту любовь, которая теперь забыта, и которую испытывала Наташа. Эта любовь — жертвенная и включает в себя полное доверие. Любовь для мужчины — обладание предметом любви, любовь для женщины (настоящей женщины) — посвящение всей себя, без остатка, любимому мужчине. При такой любви нет места расчету, осторожности, раздумьям и эгоистическим интересам. Это с точки зрения мужчин — глупо, я не спорю. Потому, что мужчина в любви не отдает, а берет. А причина, почему Коля бросил Наташу — не та, что вы подумали. Он не использовал и бросил. Там другая причина, и он тоже страдал. Это выяснилось позднее. Но продолжения никто из читателей Тройской Унции не узнает, я это поняла вчера. Редактор запретил мне писать продолжение. Вот такая проза жизни. А там дальше тоже интересно, неожиданные повороты судьбы Наташи. Вас я не считаю дурнее себя. Я считаю, что у вас подход к любви упрощенный. Вернее, вы любовью, видимо,ривыкли считать сексуальное влечение к партнеру. А любовь — не материальна, она духовна. И любят сердцем, душой, а секс — просто вытекающее последствие. Спасибо за искреннюю полемику. Я не отношусь к вам неуважительно, и если написала что-то такое, что заставило вас подумать, что я вас не уважаю, то прошу прощения. Я не хотела вас обидеть. Правда.

  17. Krufoco 27.02.2010 01:03

    Ирина. Знаете, я долго думал. прежде чем писать этот комментарий. но Ваш снисходительный тон меня слегка достал.

    Во-первых, какой у Вас все-таки интересный Коля. «и он тоже страдал»... судя по описанию поведения Коли в статье, это просто НЕ мужское поведение, и не любовь — других причин Вы не указали. Это раз.

    «любовь — жертвенная».. что же, если это не является современным эталоном, то я только рад. Поясню почему: потому что, если женщина представляет собой великую ценность (будете отрицать?) то глупо эту самую ценность, извините, похерить.

    «всей себя, без остатка, любимому мужчине» — это не личность уже, если так. И такое поведение надоест. Две равноценных личности, два равноценных мира, два исследователя самих себя смогут жить в любви. Я вам скажу, что значительно легче жертвовать собой, чем пытаться быть равной своему мужчине.

    Это, знаете, как говорят про самоубийство, про подвиги великие во имя любви: это раз, и все. Это легкий выбор. Пожертвовали себя, и взятки гладки. И в дальнейшем играете роль (а я тут не причем — я же ему себя целиком посвятила, и он теперь за это в ответе). А вот работать над тем, чтобы любовь была сильной, потихоньку, — значительно сложнее.

    А зачем себя вообще кому-то посвящать? Если Вы говорите, что мужчина проще — то зачем женщина склоняется перед ним? это что — такой вид садомазохизма? это вековая обусловленность, навязанная нами вам. Любовь должна быть равной, и мужчина с женщиной в паре должны ДОПОЛНЯТЬ друг друга. Жертва, это простите, синдром Авраама.

    Идем дальше. Вы могли понять по моей речи, что я не являю собой типичный образец молодежи, и всякие высказывания, что я не понимаю, и не пойму, ибо мне не дано, я считаю попросту оскорбительными. Ну, это спишем на Ваше возрастное.

    «Вернее, вы любовью, видимо,ривыкли считать сексуальное влечение к партнеру. А любовь — не материальна, она духовна. И любят сердцем, душой, а секс — просто вытекающее последствие».

    Вот, например, эта фраза. В самом деле, как же я без Вас не додумался. Обратите внимание, что я не разу не использовал применительно к Вам слова вроде «Вы привыкли считать, Вы не узнаете», и так далее. Так что, о уровне культурного воспитания тоже можно поспорить. Откуда Вам знать, что я привык, а что нет? Отвыкайте от этого словесного хамства.

    Я, как личность, тоже имею своеобразный опыт, но не спешу упрекать собеседника в том, что он чего-то не знает, или не понимает.

    Разберем Вашу фразу. Секс стоит на нижней ступеньен любви — это физический уровень. Не как фундамент, а именно как нижняя ступенька. Вы наверняка знаете, что чем человек умнее (духовнее), тем дальше от отходит от этой ступеньки. Это не значит, что ступенька плохая, или назменная, просто сознание поднимается в более верхнюю сферу, при этом уже тело начинает утрачивать связь с животными позывами.

    Но, в тоже время, секс — это Ваше тело, это Ваши инстинкты. Они Вам даны, и они в значительной мере определяют поведение человека в течение его жизни. Секс — это именно вытекающее последитвие, это так. Это одна из гармоничных составляющих здоровых отношений между мужчиной и женщиной. Вы состоите не только из одного ума: и в самом уме есть определенные гормоны, которые также влияют на то, что есть человек. После сорока лет, в среднем, шлюзы потихоньку закрываются — всему свое время, и человек (уже испытавший в полной, отпущенной ему мере физическое наслаждение) уже отходит от этого.

    Но нельзя отрывать дух от тела: любовь — это комплекс составляющих, а не хрустально платоническая величина. Такую ошибку делают христиане: хотят перейти в жизнь вечную, и оставить, наконец, свое тело здесь, забывая в то время, что, согласно христианской теологии, Бог создал человека по своему образу и подобию. И это тело называют бренным??

    «Я считаю, что у вас подход к любви упрощенный. Вернее, вы любовью, видимо,ривыкли считать сексуальное влечение к партнеру.». Вы знаете, я сам долгое время удивлялся, как же так. Ведь любовь прекрасна, она чиста и возвышенна. Это высший зов. В самом деле, зачем отвлекаться на такие мелочи, состоящие из движений туда-сюда.

    В моей жизни есть человек, который, фактически, меня сформировал. Не то, чтобы я сейчас стану за его спину — многое из того, что она говорила, я проверил на своем собственном опыте. Это моя бабушка.

    Это человек широчайшей эрудиции, учительница русского языка и литературы с полувековым стажем, человек интеллигентный до мозга костей — это не чахлая теперешняя интеллигенция, а именно дух знания, дух помощи всем, кто хочет приобщиться. Чистокровная дворянка — естественно, с соответствующим воспитанием. По ее жизни можно книги писать — многотомники, причем. Недавно ей исполнился 81 год. И вот, ее собственные слова: «Витя, секс — это одна из тех радостей, ради которых стоит жить в этом мире».

    В конце-концов, сколько Вам лет, Ирина? Или у Вас просто глобальная неудовлетворенность?

    «Спасибо за искреннюю полемику. Я не отношусь к вам неуважительно» — «1. Ваше поколение взросло не на сонетах Шекспира, а на порнушках, 2. это вам простительно».

    Забавные у Вас понятия о уважении.

    P.S. Мое впечатление от редактора значительно выросло.

  18. Ирина Антилова 27.02.2010 01:26

    Есть такое выражение «Раз ты сердишься, значит — ты не прав». С самого начала ваши комментарии очень агрессивны. Не знаю, что у вас там с бабушкой, и причем тут она, но моя моя мама тоже потомственная дворянка (выражение "чистокровная дворянка не только безграмотно, но и унизительно). О том, какое влияние ваша бабушка оказала на ваше духовное развитие, сказать трудно. Не может же «чистокровная дворянка» быть такой откровенно агрессивной и не иметь никакого понятия о правилах поведения и общения. Так что, я думаю, бабушка ваша тут не при чем. Вы сами себя воспитали. Я не профессиональный психолог, но любой человек, просматривая нашу переписку, скажет, что у вас, видимо, большая личная драма в отношениях с какой-то женщиной, отсюда и ненависть. Ваши рассуждения о сексе после сорока — вы вообще, в каком веке живете? Вы телевизор смотрите, газеты читаете? Вся история переписки — история о том, что какой-то молодой человек, видимо, глубоко несчастный в личной жизни, пытается взять реванш за свои неудачи там, где считает возможным. Я-то уйду с сайта и не буду сюда больше писать, кстати — не я одна. Авторы-женщины все недовольны новым редактором. От мужчин она принимает статьи, состоящие из одних цитат, а к женщинам очень придирчива. Так вот, дорогой Виктор, я уйду, а вы останетесь. А ваши проблемы останутся с вами. Вам нужно перестать винить во всем других, а то это приведет в тупик. Вы ведь видите зло там, где его никогда не было. Значит — оно в вас, от обиды, или от боли, я не знаю. Но это — путь разрушения. Извините, Виктор, я больше не буду писать вам — мне надоело общаться на уровне «сам дурак», то есть на вашем. Отвечала я вам из вежливости, а не потому, что вы мне интересны. Я столько видела подобных мальчиков-нигилистов, обозленных и несчастных, не знающих, куда идти. Учить я вас не буду, советов давать тоже не буду. Искренне надеюсь, что в вашей жизни случится что-то хорошее, что вернет вам душу. Может, даже женщина. Прощайте.

  19. Krufoco 27.02.2010 01:32

    До свидания. У меня вообще сильное подозрение, что Вы разговариваете сама с собой — нашли в моем комментарии и зло, и секс после сорока, и мою личную неудовлетворенность — Ирина, дайте вырезку, или сноску из моего комментария? где это все?

    У меня есть дом в Сибири, если хоть-что нибудь найдете, я Вам его подарю — серьезно!

  20. galactika 27.02.2010 16:39

    Друзья, да вы что! Нашли из-за чего ссорится!)))

    Где-то не допоняли друг друга, где-то чрезмерно эмоционально восприняли сказанное! С кем не бывает?

    Ира, разве стоит из-за этого уходить с сайта? Тем более,что есть шанс получить дом в Сибири))))

    И Виктора я уже немного знаю. 😉 Он посердится вначале, а потом готов подарки дарить. Правда, Виктор? 🙂

  21. Krufoco 27.02.2010 16:51

    Галактика — Ирина сделала широкий жест — я, мол, с сайта ухожу — а я чем хуже? Тем более, что я в Киеве живу :).

    Если серьезно, то это просто была метафора, призванная Ирину быть немного адекватнее. Хотя, если разумно аргументирует, почему это я злой, неудовлетворенный, и прочее, и прочее, то я не против и переписать.

  22. Яна 28.02.2010 21:26

    0_о

    Ничего не поняла в причине свары: похоже, началось все с того, что героиню рассказа назвали дурой. И что с того? Читатели вовсе не обязаны симпатизировать всем героям публикаций. Мою суицидницу тоже как только не склоняли, и это нормально: у людей разные мнения, там, где один увидит трагедию, другой разглядит лишь дурость.

    Во всяком случае, рассказ написан интересно, дочитала с удовольствием, хоть героиня меня тоже не особо-то восхищает. Недаром говорят, что от любви часто глупеют. А заводить роман только для того, чтобы отомстить — это не просто глупость, но и глупость бессердечная. Стасик-то, в общем, ни при чем, за что ему душу трепать?

    Но кто из нас в юности не делал глупостей? Главное, чтобы в конечном итоге с возрастом пришел и ум, а то грустно, когда возраст приходит один.

Оставить комментарий или два