09.11.2010

«Не приставай!..» Часть 2

мж

Сейчас он уже спокойно мог вспоминать о тех днях, когда почти месяц жил в своем служебном кабинете. А тогда, терпеливо снося косые взгляды и ухмылки коллег, стараясь не отвечать на глупые вопросы и грубые шутки, он пытался перебороть в себе боль и обиду. Было обидно, что жена даже не попыталась с ним поговорить, не попыталась понять его и выслушать оправдания и извинения. Он скучал по детям, ему хотелось увидеться с женой, даже, наплевав на свою гордость. Не выдержав, специально, чтобы повидать малышей, приехал в детский сад, но услышал, что еще две недели назад жена написала заявление и забрала их на время отпуска. Тещи тоже не был в городе и соседи знали только, что она уехала с внуками в какой-то санаторий. Жена не появлялась на работе, взяв отпуск за свой счет. Подружки и знакомые супруги, чьи телефоны он сумел вспомнить, тоже не могли подсказать ничего вразумительного. И тогда, злясь на нее и на себя, проклиная её упрямство, он решил, во что бы то ни стало, выследить ее, дожидаясь возле дома. Ведь должна она была вернуться, хотя бы для того, чтобы переодеться! На третий вечер ему повезло. Сидя в машине, докуривая бог знает какую по счету сигарету, он увидел, как из подъехавшего такси вышла жена и неспешно, усталым шагом направилась в подъезд. Он успел догнать ее только у двери квартиры и подставил ногу, не давая двери закрыться. Объяснение началось на лестничной площадке и перетекло в квартиру, оно было долгим и бурным, были слезы и крики, даже банальная драка. Он терпел всё, что она ему говорила, всё, что д двери закрыться. Объяснение началось на лестничной площадке и перетекло в квартиру, оно было долгим и бурным, были слезы и крики, даже банальная драка. Он терпел всё, что она ему говорила, всё, что делала. Такой он видел жену впервые: взбешенная, она крушила все, что попадало под руку, не сдерживаясь, бросала ему в лицо такие слова, которые даже он, мужчина, иногда стеснялся употреблять. Теперь он воочию узнал, что означает слово «фурия»! Жена не хотела прощать и возвращаться к нему, а он знал, что не хочет ее отпускать. И еще он точно знал, что второго шанса у него не будет. Либо сейчас они помирятся, либо он окончательно потеряет семью. Он умолял, просил, обвинял и извинялся, готов был пообещать всё, что только могло прийти им обоим в голову, лишь бы жена простила его. Наверное, он был очень убедителен, а может, она просто устала с ним спорить, но все же, под утро он сумел добиться перемирия. Да, так оно и было: как на войне, у них было заключено перемирие. Что это означало? Это значило, что он может вернуться домой, только с этих пор жена будет жить своей жизнью, куда ему доступа не будет. Никаких расспросов, никаких запретов, абсолютная свобода и полное доверие. Если не согласен – расстаются сейчас, окончательно и бесповоротно. Тогда он согласился, надеясь, что постепенно все образуется и вернется на свои места. Подуется немного, перебесится, и они снова станут любить друг друга, как прежде. Вернулись из санатория теща и дети, он покинул свой служебный кабинет и перебрался домой, жена ходила на работу и все, казалось, было, как раньше. Вот, только, периодически, супруга стала с коллегами по работе ходить в кино и театры, не приглашая с собой мужа, у нее появились какие-то новые приятельницы, с которыми она проводила много времени, в отпуск они тоже ездили отдельно, отдыхая друг от друга. Нет, он не мог пожаловаться, что жена изменяет ему, никто из знакомых ни разу не намекнул, что видел её с другим мужчиной, а не пойман — не вор. Но, как-то прохладнее стало ее отношение к нему, к его работе и интересам, его командировкам и разным отлучкам. Может, кого и устраивает такое состояние, но, как цепляет порою, что жена не волнуется — где был, почему задержался на работе? Как то неправильно это. Вроде и хорошо, скандалов нет, ссор, а все равно обидно. Неужели ей безразлично? Пытался сам интересоваться её делами, но все чаще слышал: «Не приставай!..» И все чаще за провинности, которых и без того было немного, его «наказывали» материально, как в недавнем случае с машиной.

Вынырнув из воспоминаний, капитан посмотрел на часы. Почти шесть утра. Скоро придет следующая смена, пора готовиться сдавать дежурство, а потом еще надо успеть забрать детей у тещи. «Черт, да где эта дрянь может быть? Не в морг же звонить?» Мужчина суеверно сплюнул через левое плечо: «Не дай бог!» Он по-прежнему любил ее и сейчас, как никогда, боялся потерять ее. Почему сейчас? Просто, жена после перемирия стала такой вольной, такой — свободной, что ли? Она не утруждала себя ложью, ничего не делала украдкой. Она просто жила так, как ей хотелось и муж, при всем этом, был для нее чем-то существующим в ее жизни, но не основным. И именно это заставляло капитана беситься, инстинкт собственника требовал возврата того ощущения, что было прежде. Он хорошо помнил, что раньше жена смотрела на него, как на существо высшего порядка, он был центром, главным смыслом её жизни. Даже родив ему детей, супруга оставалась, прежде всего — Женщиной, а уж потом- Матерью. Конечно, она любила детей, занималась ими и заботилась о них, но Мужа любила больше. И оттого, когда все изменилось, капитану не хватало этого чувства – её всепоглощающей любви. Он еще надеялся вернуть прежние отношения, и именно сейчас, кажется, наметились изменения. То ли мягче стал ее характер, то ли во взгляде на мужа что-то поменялось. В общем, сейчас появился намек на какой-то сдвиг в их семейных проблемах. И ему было страшно представить, что может потерять эту женщину… Отгоняя от себя картины, одна ужаснее другой, не хотел допускать даже мысли о том, что с женой могло случиться несчастье. «Господи, пусть, лучше, она мне изменяет, пусть с другим зависает, только бы была жива!» Не успев осознать то, что подумал, он ощутил такую жгучую ненависть к жене, что сам испугался. Наверное, в таком состоянии, он способен убить мерзавку! Взгляд метнулся к двери оружейной комнаты. «Застрелю, гадину! Если узнаю, что она провела ночь с другим мужиком – не прощу. Как она может? Променять меня на какого-то там урода… » Почему – «урод», капитан не знал. Просто, ему было удобно думать, что жена не может найти кого-то лучше, чем он сам. Обида и растерянность захлестнули, переключая мозг от ненависти к жалости. Обвальной жалости к себе, выжигающей в душе пустоту и рождающей горькое ощущение ненужности и одиночества. Словно ребенок, который потерялся среди большого города, полного чужих и безразличных людей. Нет, он не готов был остаться без нее, без этой взбалмошной и своенравной гордячки! Пусть так, как есть, пусть солжет, лишь бы не знать, что она нашла кого-то другого. И в этот момент слух привычно выловил в шумах просыпающейся улицы звуки, издаваемые машиной жены. Слава богу, жива! Сдерживаясь, чтобы не выскочить на крыльцо отделения, напустив на лицо деловитое выражение, он сидел за столом дежурного, делал вид, что пишет что-то в журнале приема телефонограмм, а сам настороженно вслушивался. Казалось, что весь мир замолчал и слышны только звуки ее машины: вот скрипнули тормоза, заглох двигатель, умолкла музыка, хлопнула дверца автомобиля и по ступенькам крыльца застучали ее каблучки.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Не останавливаясь в дверях, не обращая внимания на находящихся в помещении милиционеров, женщина быстро прошла в дежурку, почти подбежала к мужу, сидевшему во вращающемся кресле, развернула к себе, положила руки ему на плечи, прижалась и тихо сказала на ухо: «Вот черт, я, оказывается, соскучилась! Ты у меня самый лучший…Знаешь, мы много выпили, я не стала садиться за руль, пока не протрезвела. Ты не злишься?»
«А-а-а-а-а! Боже! Что она говорит? Не злишься? Да я не просто злюсь, я ненавижу ее, я готов ее задушить, за то, что она со мной вытворяет! Я успел черти что передумать, пока ждал, а она, всего лишь, не хотела пьяной за руль садиться. Вот так всё у нее запросто! И позвонить, конечно, даже не подумала… Ну, что мне с ней, такой, делать?» — мужчина еще пытался выдержать характер, но улыбка уже проступала в его глазах. Он готов, нет — он рад был поверить всему, что она говорит сейчас и скажет потом. Да и как не поверить этим глазам, этим капризным губам и легкой улыбке? В конце концов, что произошло? Главное — она жива, здорова и невредима. Главное — она с ним, она здесь, рядом. И он по-прежнему – лучший!..
Отводя руки жены в сторону, капитан, пытаясь казаться строгим, спросил: «Неужели нельзя было позвонить? И вообще – где ты была, с кем?» Женщина рассмеялась: «Не приставай…Ну, я же пришла? Не нужно делать вид, что ты ревнуешь, у тебя это не получается. И потом, ты сам меня учил – где пьешь, там не е…» Говоря это, она уже стояла возле большого настенного зеркала, внимательно разглядывая в нем свое отражение. На последнюю реплику отреагировала вся дежурная смена. Дружный мужской хохот заполнил помещение. Понимая, что супруг не станет при подчиненных продолжать семейные разборки, женщина повернулась, кокетливо улыбнулась, взмахнула рукой на прощанье и пошла к выходу. Уже у самой двери, вспомнив, спросила: «Детей сам заберешь у мамы? Я бы заехала, да рано еще. Спят, наверное. Я домой, ладно? Лягу отдыхать, придешь — не буди, пожалуйста». И ушла. Словно и не было ее здесь, остался только свежий запах горьких духов. Новый аромат. Непривычный, но приятный. Легкая горчинка запаха и горечь отношений. Как своевременно…

…привычно повернув ключ в замке зажигания, женщина посмотрела в зеркало заднего вида: усталый взгляд, неброская косметика. Ты еще неплохо держишься, детка! У тебя пока есть силы улыбаться. Но это только пока. До тех пор, пока тебе это не надоест. Ты и в самом деле думала, что сумеешь совмещать эти две, так не похожие друг на друга жизни? Муж, да, это хорошо, привычный образ жизни, знакомые до мелочей повадки и реакции. Родной отец для малышей. И – всё. Ничего более. Когда-то был любимым, родным и единственным. Ты еще не забыла, как ждала звук его шагов в темноте, стоя у открытого окна? Как болела душа, изнывая от неизвестности — где он, что с ним? Ты любила его и верила, что никогда сама не расстанешься с ним. Помнишь, девочка, как шептала, уткнувшись ему в спину: «Ты никогда от меня не избавишься…»? Он не был первым, но был Единственным. Любимым и Желанным. Только ему ты готова была рожать потомство. Как древняя самка, ты выбирала для себя самца, способного не только дать жизнь, но и защитить, оберечь. Ему и никому другому, ты могла доверить себя и своих детей. Ты верила ему и верила в него. Так было. Было, пока он не предал. Не сразу, не в один миг. У тебя хватало сил и ума не обращать внимания на мелкие интрижки, после которых он возвращался в ваш дом и покаянно клал голову на твои колени. Ты любила и потому прощала. А он, словно нарочно, испытывая на прочность твои чувства, становился все…наглее? Наверное, нет, не наглее, а просто — безразличней к тому, что ты чувствовала. А ты? Что делала ты?


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Женщина негромко включила музыку и тронула машину с места. Отъезжая, в зеркало увидела, что муж, выйдя на крыльцо, провожает ее взглядом. Красив, по-прежнему красив, но сейчас ее это уже не трогает так, как прежде. Когда все закончилось? Она отчетливо помнила ощущение содранной кожи, после того, как застала в доме чужую девчонку. Сразу было понятно, что она — не соперница и семье не угрожает. Из-за таких не разводятся. И не то было обидно, что супруг переспал с какой-то случайной попутчицей, а то, что приволок ее в дом. Ему позволялось многое, но Дом- это было святое. И потому так задело, оскорбило. Она почувствовала себя беззащитной, словно с нее содрали кожу. И так было, пока она не приняла решение расстаться. Расстаться и остаться одной, свободной и ничьей. Вот тут и началась мистика. Она почти физически ощущала этот процесс — обрастание новой кожей. Даже в голове вставал образ: цвет, фактура, узор этой кожи, такая нежная, немного бугристая, а потом, постепенно, появлялось сходство с крокодиловой. Иногда, для развлечения пробовала поменять изображение, придумывала разные узоры, но вид крокодиловой кожи упорно возвращался. Постепенно даже походка поменялась, появилась какая-то величавость, что ли? В особо острые моменты представляла себя в этаком панцире, и становилось легче и проще. А потом муж приехал мириться. Она приняла его, надеясь, что все станет, как прежде. Муж вернулся, но ушло главное. Она уже не любила. Жила по привычке. И панцирь креп, защищая ее от обид и горечи. Она не могла не заметить, что такая, холодная, отстраненная, она нравится мужу, едва ли, не больше, чем прежде. Он ревновал, бесился, уговаривал, пытался задарить подарками, старался вызвать её ревность. Всё было поздно. Хочешь жить с такой – давай, будем жить. Не хочешь – давай, расстанемся. И – не приставай… Мстила? Да, наверное. И ему мстила, за предательство, и себе, за то, что не сумела удержать любовь. В её жизни иногда появлялись другие мужчины, но они не вызывали того интереса, что был с ним – Единственным. Вот и последний — интересен, почти красив, в меру умен, не хам. Знакомы несколько месяцев, а он даже не настаивал на близости. Ждал, когда она сама примет такое решение. И что? Ну, приняла решение… Ну, переспала… А толку? Все равно, того, что чувствовала с мужем, не получила. И не в физическом плане, нет. Секс был классный, а вот, близости не было. И первое, о чем подумала, встав под душ, что нужно ехать к мужу. Даже удивилась, как соскучилась. Захотелось прижаться к родному плечу, обнять и просто тихо стоять, закрыв глаза.

Женщина горько усмехнулась. Что с тобой происходит? Тебя разрывает на части от несовместимых желаний. Можно обмануть кого угодно, но не себя. Перегорело, ушло в никуда ощущение принадлежности этому большому и сильному мужчине, называющему тебя своей женой. Нет сил врать ему и себе, устала от одиночества вдвоем. Так хочется скинуть этот ненавистный панцирь и снова стать доверчивой и слабой. Хочется ярких чувств, эмоций. Вот, только, нужна ли я ему такая? Скорее всего, нет. Да и он – нужен ли он мне такой? Ведь, все видит и все понимает, но – молчит, закрывает глаза, прощает. Для чего? Ответ я, пожалуй, знаю. Привык и не хочет ничего менять. Что ж, значит, пришла пора все изменить самой. Решено! Завтра подаю на развод. На этот раз – окончательно.

И — да здравствует новая жизнь!


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

11 комментариев к  „«Не приставай!..» Часть 2“

  1. svekrovyshka 09.11.2010 08:36

    Ух... Так тоскливо стало... Душещипательный рассказ. И поучительный. А ведь в жизни так же бывает и никто не задумывается о чувствах другого человека. А надо бы, чтобы потом локти себе не грызть.

  2. Евгения Табурянская 09.11.2010 11:36

    занятно. Поучительно? ну, не знаю, истины прописные, вообще-то, финал предсказуем. А вот стиль написания — мне понравился, ненатянутый, свободный, будто за кофе общаешься то ли с очевидцами событий, то ли вообще — с героями

  3. Марина В. 09.11.2010 12:18

    Да, всякое в жизни бывает. Далеко не всё получается простить даже любимому человеку. Точнее, особенно — любимому. Потому что нелюбимый не может причинить сильной боли.

    Очень понравился образ: обрастание новой кожей. Крокодиловой. Удачно, зримо.

    Категорически не понравилось словосочетание «древняя самка» 🙂

  4. Alex 09.11.2010 12:27

    Вот и спасибо всем за высказанные мнения и настроения.Радует,что не оставил равнодушным мой рассказ)))...

  5. Elena 09.11.2010 14:06

    А продолжение будет?

  6. Виталий 09.11.2010 14:27

    Первая часть почему-то не задела. Может быть, потому, что машинально защищаюсь от подобной информации «крокодильей кожей».

    Знакомые, даже временем не выжженные ощущения. Только в той старой моей истории, роли героев были противоположными. И такое бывает 🙁

    А читается действительно легко и с интересом. Хорошо, что заставил себя прочесть весь рассказ. Чувства всколыхнуло и душу освежило.

    Спасибо, Алекс!

  7. Дмитрий Шахов 09.11.2010 14:54

    Абзацы только поменьше надо делать.)

    «Теперь он воочию узнал» — воочию можно только увидеть. Ну и много мелочей, колющих глаза вроде того, что спустя много предложений, где только «он», вдруг бах и «капитан».

    И, конечно, «мужчина» или «женщина» пишут, когда хотят подчеркнуть, что текст описательный. У вас — повествовательный, а «мужчина» — герой повествования, поэтому лучше употреблять «он» или «капитан». Можно имя придумать.

    Что до сюжета — полностью согласен с Евгенией.

  8. Alex 10.11.2010 10:26

    Еще раз- благодарю за высказанные мнения.Сюжет предсказуемый? Да,впрочем,как и все в этой жизни.Всё уже когда то было...Имена героям каждый читатель может придумать свои, близкие ему одному."Мужчина" и «женщина» употребляются в большей мере для определения половой сущности.

    Вот,кажется,на все вопросы даны ответы))))

  9. Svetlana 14.11.2010 18:35

    Добрый вечер.

    Alex, хороший рассказ (прочла с удовольствием), спасибо.

    Чувствуется, что текст выстрадан (пропущен через себя), очень ярко описаны чувства, переживаемые героями.

  10. Alex 14.11.2010 20:18

    Cпасибо за все вопросы и отзывы. Те люди,кто учили меня писать,постоянно напоминали: должно быть так написано,словно тобой пережито. Надеюсь, это у меня получилось)))

  11. Парень 29.11.2010 10:41

    вроде получилось да

    хорошо, что здесь на тут у вас на сайте и литература и статьи просто — по разному можно времени провести.

    Читая ваше — не пожалел, что заглянул. Спасибо, будет что подумать

Оставить комментарий или два