21.02.2010

Некролог для Барлога

e43b164c36d1



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Однажды в нашем маленьком уютном городке, где по улицам свободно разгуливают сумасшедшие и так красиво цветут каштаны, умер человечек по имени Барлог. А звали его Паша, и был он панком. Никто не знал о нем почти ничего, а сам он рассказывал только всякие небылицы, в которые трудно было поверить: то он в рыцарских доспехах с бревном на плече делает пробежку, то бухает с Шевчуком, то переплывает Ла-Манш... Он был всегда полутрезв, полубрит, полупричесан и одет в длинную серую шинель. В дни нашей стипендии Барлог обычно прогуливался возле банка, «стреляя» денежку, обычно небезуспешно. Часть ее он пропивал тут же, подтверждая свою вторую кличку Бырлог.

Его знали многие, очень многие, а вот друзей у него почти не было. Самый лучший его друг Костя, известный также как Корявый, погиб нелепой смертью – попал под поезд. По одной версии, упал в обморок, по другой – просто заснул на рельсах. Это случилось в день рождения Паши…

Относились к нему, скорее, дружелюбно, но больше равнодушно, называя его «разговорчивым  ящиком» и «алкашом». Всем надоели его истории о том, чего не было, и быть не могло, ведь единственная река, в которой он точно купался, — это Свислочь. Время от времени его забирали в милицию (однажды увели прямо из столовой, куда он пришел, чтобы договориться с друзьями о поминках по Корявому), через несколько дней он появлялся  — измчь. Время от времени его забирали в милицию (однажды увели прямо из столовой, куда он пришел, чтобы договориться с друзьями о поминках по Корявому), через несколько дней он появлялся  — измученный, с воспаленными глазами и помятым лицом, которое могло бы быть симпатичным… При общении с ним, по крайней мере, у свежего человека, создавалось впечатление, что когда-то в нем было много чего, настоящее духовное богатство, от которого остались только привычка целовать девушке руку да странные стихи, которые он рассказывал мне однажды возле того же банка… Даже панком он был по образу жизни, а не по идее – не носил ни анархии, ни множества булавок, а внешний вид его происходил непосредственно от образа жизни. Однажды мы с друзьями побывали на месте его ночлега. Грязь, мусор, какие-то остатки ремонта, какое-то тряпье…По телевизору такое не показывают, да и в жизни немногие видели. Страшно было подумать, что в такой обстановке мог жить Человек.

В последний раз мы его видели на площади Якуба Коласа., где он подошел «поаскать» денег. Вначале мы друг друга не узнали – перед нами стоял спившийся мужик лет 50-60, бросивший семью, причем недавно. Затем, уже после взаимного опознания, Паша, которому было не больше тридцати, рассказал. Что его взяла к себе его тетка, которая работает в КГБ, и держала под жестоким надзором, так что он только недавно вырвался на свободу. Он был правдив в одним: такие, как он, всегда уходят на свободу.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Последний раз мы его видели летом, а в феврале прокатилась по неформальской среде весть: нет больше Барлога. То ли замерз в самые холода, то ли сердце не выдержало пьянок. Так или иначе, его не стало, и вряд ли кто-то этому радовался. Впрочем, и подтвердить или опровергнуть факт его смерти не мог никто. Я узнала об этом от своего друга, тот – от своего, и так далее. Этой информации было, конечно, недостаточно. Но, что самое странное, большинство было искренне расстроено, и вспоминало, что Барлог (а ведь немногие знали его по имени!) был хорошим чуваком, никто не мог даже предположительно сообщить как он умер, кто это обнаружил, где могила…

Мы решили найти ее. Единственное, что пугало, — если тело никто не опознал (ведь паспорта у него не было почти год), то и знаков на захоронении не будет, — только номер. Поиск оказался нелегким делом. Мы опрашивали всех неформалов Минска, нарываясь то на откровенное недружелюбие, то на полное непонимание. Кто-то посоветовал спросить на стене Цоя. Там нам дали совершенно неожиданный ответ: панк по имени Наполеон, легендарную личность Минска, сообщил, что Барлог может быть жив, что у него неприятности и он просто скрывается… Это вселило надежду. Особенно когда на Коласе кто-то припомнил, что видел его недели две назад… Дескать, он сам распространил весть о своей смерти… Совсем уж мистический случай: на той же стене появился какой-то сумасшедший, который нес всякую ерунду, не умолкая: от похабных анекдотов до цитат из Библии и «Мастера и Маргариты». В потоке бреда он упомянул «Барлога-сказочника». После наших расспросов (половину из которых он, я думаю, не понял), он выдал совершенно безумную фразу: «Барлог по России с хичхайкерами едет, не хороните его заживо, хоронить заживо великий грех…» Но… на все той же стене обнаружился человек, который знал парня, опознававшего Барлога. К сожалению, как связаться с ним, он не знал. На памятнике Казею нам сказали, что Барлога похоронили на кладбище в Дроздах. Неформалы с площади Победы видели его брата, собиравшегося справлять 9 дней…

Могилу мы так и не нашли. И ехать в Дрозды наобум – бессмысленно: вряд ли на могильной плите будет написано: «Тут похоронен Барлог, один из старейших панков города» Да и фотография на медальоне была, наверное, сделана еще в «мирное» Пашино время. Но память все равно ведь останется…

Я часто думаю над тем, где сейчас может быть его душа? Конечно, образ его жизни был далек от праведного, да к нему, как к панку и не было применимо это определение. Значит, — ад? Но если страдания земные окупаются царствием небесным, то он в раю, выше всех праведников…

И ведь только один раз он мне приснился – довольный, счастливый, ухоженный, каким при жизни я его ни разу не видела. Он помахал мне рукой и сообщил, что сейчас он Дома, именно Дома с большой буквы. Больше я его не видела…

Все, подобные Барлогу, — пьяные, отрекшиеся от всего, заблудившиеся, несчастные, — не находят ли они дорогу Домой хотя бы в конце жизненного пути?

Пусть земля тебе будет пухом, друг…


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

4 комментария к  „Некролог для Барлога“

  1. Tana 21.02.2010 13:01

    Что тут скажешь? Я тоже слышала в своем городе о человеке, который 31 декабря ушел в море и не вернулся. Просто замерз в ледяной воде. Первое, что приходит на ум: некоторые лягушки барахтаются, взбивают масло, другие — складывают лапки.

    Все мы творим себя своими руками и каждый живет своим умом.

    А смерть приходит к нам как успокоение для настрадавшейся души или как логическое завершение плодотворного пути, а порой просто нелепый обрыв линии жизни.

  2. Jekyll 23.02.2010 03:22

    Мне грустно. Значит некролог был написан не зря.

  3. Ника Чудо 02.03.2010 21:56

    Грустно, не повезло Барлогу

  4. Прохожий 28.12.2013 03:26

    Выпивали с ним в2003—2005(точно не помню). Веселые были времена. Пытаюсь сейчас найти старых знакомых по неформальным компаниям — большей половины уже нет...

Оставить комментарий или два