Право на жизнь

Право на жизньОна открыла глаза, вокруг все плыло, слышны были тихие разговоры соседок по палате. Наркоз отпускал, физической боли не было, а в голове начали всплывать воспоминания прошедших недель.

Она вспомнила, как бежала по заснеженным улочкам домой и на ее лице сияла улыбка, многие прохожие смотрели на нее с недоумением, как на сумасшедшую. Но что они могли знать. Чудо свершилось, столько лет скитаний по врачебным кабинет не прошли даром. День Х настал, у нее будет малыш, маленький комочек их с мужем счастья, такой долгожданный. Она вспомнила, каким счастьем светились глаза мужа в тот день, они весь вечер смеялись и строили планы на будущее. Неделя прошедшая со дня Х, пролетела как минута, она планировала детскую, бегала по магазинам и подбирала обои, шторы, кроватку. Она светилась от счастья, смеялась, но окружающие не понимали, что с ней происходит, мама даже поинтересовалась, все ли у нее нормально с головой. Это был их с мужем секрет, даже родители ничегошеньки не знали, не дай бог, кто-то мог сглазить их безудержное счастье. Срок был всего два месяца, животика еще не было, так что окружающие не могли догадаться, о том что происходит в их счастливой, теперь наполненной таким огромным смыслом семейной жизни.

Наркоз отпустил, она попросила соседку по палате налить стакан воды, жадно выпила его, вкус воды был почему-то похож на вату, тошнило. В голове прояснялось, и она отчетливо вспомнила то утро, она никогда его не забудет.

Оно началось как обычно, накормить завтраком мужа, собрать ему обед и в ванну, принимать бодрящий утренний душ. Раздеваясь, она увидела кровь, позвала мужа, он бережно уложил ее на диван и вызвал скорую. Приехавшие белые халаты увезли ее в больницу. Тетенька с отрешенным видом сидевшая в приемной проводила ее в палату и сказала ждать. Шли минуты, потом часы, а врача так и не было.

Им было не до нее, ведь назавтра намечался праздник, «день медработника», вот они и бегали, эти «Гиппократы в белых халатах» взад-вперед, суетливо готовясь к праздничному застолью. Ее позвали в кабинет к врачу, когда на улице уже смеркалось. Она робко зашла в кабинет, врач задал стандартный вопрос, «на что жалуемся», она ответила, он проведя осмотр, начал дико возмущаться, и говорить о том, что это не кровь, а всего лишь сукровица, и вот что она такая нехорошая, сумасшедшая мамаша, отвлекает его от пациентов, которым действительно нужна его помощь. Она сама настояла на госпитализации, он нехотя согласился, был вечер пятницы и врач сказал, что ей назначат лечение в понедельник на обходе, а пока она просто под наблюдением. «Хотя могла бы и домой поехать», на прощание произнес «добрый доктор». На следующее утро она проснулась от диких болей, кровь шла все сильнее. Она подошла к медсестре в надежде вызвать дежурного врача, но та приказала лечь в постель и не надоедать ей своим нытьем. Весь день она пролежала свернувшись калачиком на кровати, от боли звенело в ушах, но она запретила себе думать о плохом. Ночь она провела без сна, утро не принесло облегчения, а боль становилась все сильнее, или ей так казалось. Из глаз словно летели искры, тошнило, надо было хоть что-то поесть, ради малыша, ему нужны силы для того, чтобы бороться. В очередной раз обратившись к медсестре, с просьбой вызвать врача, она получила отказ и полтаблетки но-шпы на просьбу дать обезболивающее. Больше не положено без назначения врача.

Наконец-то понедельник, женщина врач с добрыми глазами выписала болеутоляющее и отправила на УЗИ, удивившись, что его не сделали еще в день поступления. На УЗИ тот же доктор, который принимал ее в пятницу, сидел, уставившись в монитор, и усердно жевал бутерброд с колбасой. Проделав все нужные манипуляции, он бесстрастно констатировал: «Мертвенький, на чисточку». Она молча вышла в коридор, села на ледяные ступеньки и тихо как-то по-детски заплакала, мимо пробегали медработники, и казалось не замечали сжатую заплаканную фигуру у их ног. Она не знала, сколько прошло времени, из ступора ее вывел телефонный звонок. Автоматически подняв трубку, она услышала голос мужа, но не смогла ничего ответить, он все понял без слов. Через пятнадцать минут, муж,  вытирая ей слезы, успокаивал как мог, но… Дальше ее пригласили в кабинет на «чисточку». А теперь она лежит в палате и ждет вердикта врача, слезы уже не катятся по щекам, они просто стоят комом в горле. А в голове проносятся воспоминания.

Ее наконец-то пригласили в кабинет, молодая девушка врач, очень спокойно объяснила ей, что все нормально, что она молодая и еще родит. Ей хотелось закричать и вылить на врача всю скопившуюся злость, но она лишь молча кивнула. Девушка, поняв ее состояние, попыталась утешить и произнесла, пожалуй, самую страшную фразу,  которую могла сказать: «Вы же понимаете, что если бы врач который вас принимал, выписал вам дорогостоящие лекарства, то, возможно, мы бы и сохранили беременность, но зачем это вам, доктор рассудил правильно, для вас слишком большие затраты, которые вам не нужны!». Ужас. Она молча вышла из кабинета, позвонила мужу, сказав ему, что она хочет домой, и, несмотря на запреты врачей, уехала. Она боялась встречи с рассудительным доктором. Кто дал ему право, этому «монстру-мыслителю в белом халате» решать имеет ли ее ребенок право на жизнь. Прошло полгода, жизнь шла своим чередом, две полоски на тесте, постельный режим восемь месяцев из девяти. И муж на крыльце роддома с букетом в руках, и она с конвертом в котором мило попискивала их дочь, но это уже совсем другая история…

 

Автор: e4v3

Право на жизнь: 31 комментарий

  • 09.12.2009 в 10:27
    Permalink

    «Смерть одного человека — трагедия, смерть миллионов — статистика» -Ремарк
    Вы расказываете о своем знакомом, отсюда столько грусти. Я думаю смертная казнь лучше в первую рчередь для заключенных, во вторую для государства.
    Если человек убивает себе подобных (и это не самооборона или война), он перестает быть человеком. Бешенных собак убивают.
    «Просто, я думаю, что у каждого человека на нашей земле должно быть право на жизнь.»
    Право у них было, просто они им не правильно воспользовались.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 11:38
    Permalink

    А маньяков и людоедов, которых невозможно исправить, тоже нужно щадить и дать возможность исправиться?
    P.S. Не понимаю, причём тут младенцы. На сроках абортирования это ещё не человек.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:08
    Permalink

    По поводу абортов:
    «Вы просто закрываете дверь, говоря: войдите, пожалуйста, в другую.» Раджниш.
    Мне это близко. Я не думаю, что кто-то исчезнет. Найдет другую дверь, или не время еще. Я думаю, закон сохранения енергии имеет гораздо большие масштабы, чем можно представить.
    Вряд-ли право выбора зависит только от матери, которая идет к врачу.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:11
    Permalink

    Бог дал жизнь — Бог и в праве её забрать. Не совсем понимаю смысла пожизненного заключения: всё равно умрут. Исправиться? Смысл исправления, если их не выпустят? Если только перед Богом и тем человеком, которого убил, вымолить прощения и умереть без этого греха.
    Шельме: «В зиготе — это уже человек. И аборт можно вполне считать убийством».
    galactika: Почему «злые» люди могут лишать прав на жизнь других людей, а государство нет?

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:26
    Permalink

    DMH, это набор клеток и не более. Я уважаю Ваше мнение, но факт остаётся фактом.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:33
    Permalink

    DMH: «В зиготе — это уже человек. И аборт можно вполне считать убийством». Возможно и так, а возможно, и нет. Есть такие интересные подробности, что на 8-й день (после рождения) в человека входит душа. Это не подтверждено наукой, но измерялось много раз — вес тела увеличивается на 50 гр.
    Зиготе до 8-го дня, и даже до рождения еще далековато 🙂
    Я не говорю, что это факт, но любопытно.
    Суть в чем: представьте, что у вас в руках оказался огромный капитал (для пользования). И вы его (по глупости, или случайности) просадили. Причем — это важно: вам его дали без тщательной проверки, без многолетнего знакомства с вами, прочее. Неужели владельцы капитала, принимая такое решение, не озаботились застраховать его?
    Такой же пример в случае будущей матери, которая, может была навеселе, может, хотела угодить парню, да что угодно. И потом — все так просто — иду к врачу и все.
    Может, кроме мамы, выбирает будущий гость, может, кто-то еще. Иначе слишком большая власть отдается в один руки.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:38
    Permalink

    Хотел, кстати, отметить изумительное христианское смирение:
    « Не совсем понимаю смысла пожизненного заключения: всё равно умрут».
    Вы просто образец.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:46
    Permalink

    Шельма и Krufoco, я бы с удовольствием с вами пообщался на эту тему, но не в этом посте, не будем уходить далеко от темы автора 🙂 Krufoco, я там не точно написал, потому в последующих предложениях оправился, так как осознал для чего это нужно. Извиняюсь за не «политкорректность». А как вы думаете, друзья, можно ли «перевоспитать» Зэка, человека, который больше не совершит «грязных дел»?

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:46
    Permalink

    Еще раз вякну, что-то меня с утра понесло 🙂 : при необходимости могу поискать источник. Я это встречал у Истархова, но он болтун и вообще. Сама логика построения фразы заставляет меня в нее верить.
    О чем это: до цензуры «Не убий» звучало как «Не убий без крайней необходимости».

    Ответ
  • 09.12.2009 в 12:47
    Permalink

    DMH, тогда и Вы меня извините.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 17:02
    Permalink

    Прочитав пост, а потом все ваши комментарии, вспомнился один из любимых фильмов. Там плохим людям давался шанс на исправление. Но шанс этот они могли использовать только расплатившись своей кровью и болью (не обязательно физической). Поймете ли вы, что это за фильм?
    А тюрьма — это очередной ненужный аппарат. Покажите мне хоть одного человека, которого тюрьма навела на путь истинный. Никакое искусственное перевоспитание не сделает из говна конфету. Если человек был неплохой, он и в тюрьме будет таким.
    И смертная казнь тоже ничего не решит. Только лишь позволит удовлетвориться тем «добрым» людишкам, которые с животными глазами требуют смерти преступников. Самому же преступнику она не оставляет никакого выбора.
    Никто не в праве решать кому жить, а кому умереть. Даже государству.
    Это вопрос опять же к тому, что нужно бороться с причиной, а не со следствием.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 18:28
    Permalink

    kylas, многое правды в Ваших словах. Я не думаю, что там райская жизнь, которая бы ставила их на верный путь, задавала основу правильной жизни. Вокруг злоба там, я так считаю. Но в каждом правиле есть исключения, потому возможно единицы там «вылечиваются».

    Ответ
  • 09.12.2009 в 19:35
    Permalink

    Дорогие друзья!
    Спасибо всем за комментарии.
    Что ж, уже неплохо, что нашлись люди, которым захотелось отписаться по теме этой статьи.
    Шельма,
    я сама с иронией говорю об наших исправительных колониях, потому что единственное, что там делают, это загоняют людей в такие невыносимые условия, что некоторые из них начинают всерьез задумываться о смысле жизни. Больше никакого воспитания и исправления я там не нахожу. Что же касается смертной казни, то в посте ясно выражено моё мнение и повторяться, я думаю, не стоит.
    DMH,
    «Почему «злые» люди могут лишать прав на жизнь других людей, а государство нет?»
    Так в том-то и дело, что никто не должен никого лишать жизни. А если кто-то нарушил это золотое правило, так зачем ему уподобляться?
    «А как вы думаете, друзья, можно ли «перевоспитать» Зэка, человека, который больше не совершит «грязных дел»?»
    Я думаю, что перевоспитать никто, кроме Бога не может. А Бог может сложить в жизни человека такие ситуации, направить его жизнь в такое русло, что у человека открываются глаза на многое. Вот муж моей подруги отсидел более 8 лет в колонии строгого режима. Там он образумился, не без помощи Бога. В 2000 году освободился. Теперь помогает людям, вышедшим из колоний, жить нормальной жизнью. Поддерживает реабилитационный центр.
    Поэтому, друзья, не надо всех обобщать. Люди разные. Если вы мало в жизни встречали добра, это не значит, что оно не существует) Потом и на свободе не все ангелочки, так ведь?

    Ответ
  • 09.12.2009 в 19:38
    Permalink

    Krufoco, «не убий» всегда звучало, как «не убий». Можете исследовать древнегреческие, иудейские рукописи)

    Ответ
  • 09.12.2009 в 20:27
    Permalink

    galactika — спасибо). Правда, не совсем понял, причем тут Древняя Греция. Древний Египет и то ближе — вряд-ли иудеи провели там столько времени без пользы для себя 🙂
    У Истархова это упоминалось в контексте язычества. Здесь, скорее, нужно копаться в подобных источниках.
    Я поищу, мне самому интересно стало.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 20:29
    Permalink

    galactica? «Я думаю, что перевоспитать никто, кроме Бога не может»
    Перевоспитать не может даже Бог. Вот Богу заняться больше нечем, как сидеть и кучку мерзавцев уму-разуму учить.
    Перевоспитать может только человек … и только самого себя.
    Другое дело, что кто-то или что-то может дать ему правильное направление.

    Ответ
  • 09.12.2009 в 23:16
    Permalink

    Krufoco, да, с Грецией я погорячилась))), а вот иврит должен быть в самый раз.
    kylas, в данном случае слово «перевоспитать» я употребила не в прямом значении слова «воспитание», а скорее образно. На самом деле Бог может все, и Ему всегда есть чего делать, но в прямом смысле воспитание людей не входит в Его планы.
    Скажу более, на мой взгляд, даже сам человек перевоспитать себя не может.
    А вот с последней вашей фразой абсолютно согласна)

    Ответ
  • 10.12.2009 в 00:44
    Permalink

    «Не понимаю, причём тут младенцы. На сроках абортирования это ещё не человек» — а генетики доказали обратное! Ученые. что ведут исследования на клеточном уровне. НАМ ЛЕГЧЕ СЧИТАТЬ, что еще не человек. И удобнее

    Ответ
  • 10.12.2009 в 02:31
    Permalink

    Об абортах: ребята, о чем вы, вообще??? Клетки? С бьющимся сердцем, пугающиеся инструментов, чувствующие, что их сейчас будет убивать добрая мамочка??? Простите, я слишком эмоциональна, но это — убийство невинного крошечного человека. Прикрытое гнилой простынкой утешительных слов. Посмотрите, может, вам станет понятнее, что это такое.
    Зеки: я не верю, что мразотный маньяк-педофил способен исправиться. Навеки посадить, замуровать вообще, чтобы, не дай бог, не вылезли наружу. Они, конечно, имеют право на жизнь. Только убитые ими люди тоже имели. Для меня убийца-рецидивист уже не человек. Что в нем человеческого-то?
    Конечно, есть исключения из правил. Кто-то и после убийства становится праведником. Да и вообще, кто я такая, чтобы осуждать? Но мне просто страшно порой выходить на улицу, страшно за ребенка: не знаешь, что может случиться и какая шваль пристанет. Говорю как человек, сталкивавшийся с представителями криминального мира. Спасибо судьям и милиции, упекли мы всю гоп-компанию надолго, от 7 до 15 лет получили. Но ведь они еще отсидят и выйдут! И неизвестно, повезет ли следующей жертве.

    Ответ
  • 10.12.2009 в 13:40
    Permalink

    О том, что должны сидеть и речи не идет! Конечно, должны! И кто заслуживает, тот всю жизнь должен быть изолирован от нормального общества. И сроки, на мой взгляд, по многим статьям должны быть увеличены!
    Но речь в статье шла о другом…

    Ответ
  • 11.12.2009 в 18:30
    Permalink

    А как отличить маньяков и убийц от единожды оступившихся и невинно осужденных? Или такие люди просто издержки производства?
    Ведь волосы на голове дыбом встают когда маньяка-педофила-убийцу оправдывают, а папу одного из убитых мальчиков, сажают на всю жизнь за то, что он спас жизни еще не одного ребенка убив этого оправданного маньяка. Как быть с такими случаями?

    Ответ
  • 11.12.2009 в 20:03
    Permalink

    Tanyushk@, отличить, мне кажется, можно. Только правосудие в наши дни очень коррумпировано.
    Вот в случае с мои знакомым был свидетель, но он испугался и дал показания против. А таких случаев тоже может быть масса, когда свидетелей хорошенько припугивают или подкупают.
    По-поводу вашего второго вопроса скажу, что обязательно нашей стране нужна реформа УК РФ.
    Например, небольшой факт. То, за что в 90-х гг. давали вышку (смертную казнь), сейчас могут дать 20 лет. А ведь преступления ужесточились во много раз. Если тогда все больше за убийства на почве пьянке сажали, и даже не было статьи о терроризме, то сейчас это все сплошь и рядом…

    Ответ
  • 11.12.2009 в 22:03
    Permalink

    Tanyushk@, как отличить? Ну, для начала, надо же смотреть, рецидив это или первое преступление. И масштаб преступления, количество жертв. Подрался человек по-пьяни или бомбу заложил в школу — это же разные вещи. В первом случае вполне возможно, что человек одумается, раскается, будет жить нормально, а во втором…сомневаюсь. Как вспомню Беслан, до сих пор слезы на глаза наворачиваются. Разве это люди?
    А самое циничное — что жертвы преступлений (если выживут) и их родственники потом кормят на свои деньги этих сволочей. Представляете, с налогов, которые платит женщина, кормится убийца ее ребенка?

    Ответ
  • 11.12.2009 в 22:48
    Permalink

    Да, только знаете с нашим законодательством и коррумпированностью оного очень многие сволочи будут оправданы, а некоторые не заслуженно получат вышку…

    Ответ
  • 12.12.2009 в 13:13
    Permalink

    Сейчас многие колонии переведены на бюджетную основу. Я думаю, это хорошо. Надо налаживать производство в учреждениях для заключенных, и пусть работают за себя и за тех, кому нанесли увечья или лишили жизни. Человека не вернешь, а вот ущерб государству пусть восполняют.
    Танюшка, согласна с тобой на все сто! Потому что именно так оно сейчас и бывает. У живого человека ещё есть шанс доказать, что он не виновен, а у мертвого уже никаких шансов нет…

    Ответ
  • 02.04.2010 в 13:53
    Permalink

    Послушайте, я ничего против автора не имею, но уже зае….ли подобные статьи. Это что — продвинутый блоггерский журнал, или б..ь, желтая пресса? Милиция, быдлочеловеки, в-какой-раз-уже аборты, и проч., и проч.
    Прямо какой-то депрессивно-суицидальный-жалобный кружок выходит.
    Давайте я про тракторы напишу? Как раз недавно ездил в Полтаву. Накатаю грустное такое эссе, о том, что советская техника давно поизносилась, наша в жопе, и потому закупают немецкую — и в дополнение пришлю редактору фотку ржавеющего трактора на берегу моря, бляха-муха.
    Будете читать? Я бы не стал.

    Ответ
  • 03.04.2010 в 02:35
    Permalink

    ну так зачем же читал? Держали в наручниках, открывали глаза и тыкали носом:читай! — а иначе мы тебя выеб…м?
    смешно. так много всего -всего — а тычешься туда, где неинтересно. Для чего?!!!!!!!!!!!!

    Ответ
  • 03.04.2010 в 12:00
    Permalink

    Интересное я уже прочитал.
    Ваше мнение, конечно, правильное, но однобокое. Это вроде — не нравиться тебе, что под кустами роз собачка наделала — не нюхай, и не смотри. А сам факт того, что собачку не надо пускать под розы, игнорируется.

    Ответ
  • 03.04.2010 в 15:15
    Permalink

    К сожалению не помню кто именно из писателей сказал: «Когда я хочу почитать что-то интересное, я сажусь и пишу.»

    Ответ
  • 06.04.2010 в 11:19
    Permalink

    согласна с Вами, Игорь. А однобоко смотрю не я, извините, себя видите в зеркале.

    Ответ
  • 15.01.2011 в 19:20
    Permalink

    Автор, делая к статье эпиграфом означенную притчу, сразу же делает свой выбор. Но, есть одно но… Законы не мы пишем под себя и для себя, а их создает Общество, которое состоит из разных людей. Среди них преобладает два мнения. Мнение людей, пострадавших от преступления и других людей, связанных родственными узами с преступником. Считаю, что ответственность за преступления, за совершение которых в старину рубили головы, (поэтому и назвали их уголовными), в виде отмены смерной казни — лучшее, что мог придумать человек. Никого не лишают жизни, а всю жизнь провести в одиночке — это, судя по некоторым прорывающимся сведениям из камер для смертников, почище электрического стула. Да и от ошибок следствия общество страхуется. В 80-е годы по делу минского маньяка Михасевича, до его разоблачения, были обвинены в этих преступлениях три невиновных человека, которые были затем расстреляны…

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *