Право на жизнь

ЗэкиВначале хочу рассказать вам одну короткую притчу.

«В одном городе было 10 жителей. Пять очень добрых. И пять очень злых. Злые люди никак не хотели становиться добрыми, поэтому добрые жители городка, сговорившись, решили их убить. И убили… Теперь в городе живут только добрые люди»

Не знаю почему, но память возвращает меня к этой притче  раз за разом. Наверное, потому, что сейчас столько разговоров ведется о том, стоит ли возвращать в Россию смертную казнь. С экранов телевизоров  постоянно звучат дебаты. Некоторые «добрые» люди очень хотят убить некоторых «злых». И содержать их, мол, дорого.  И, вообще, уроды такие, мол, жизни не достойны.

Призадумайтесь, а ведь когда-то каждый из этих «злых» людей  был очень милым малышом, который сделал свой первый шаг, сказал первое «мама». И когда зародилось в душе морально-нравственное  уродство – неведомо никому. Но вот, как ни печально, я бы даже сказала плачевно, это всё же почему-то случилось. Ах, да ладно…

А народ продолжают накручивать с экранов телевизоров различными устрашающими картинками из жизни уголовного мира. Например, частенько встречаются репортажи из какой-нибудь Исправительной Колонии. Такое название учреждения для содержания пожизненно заключенных не может не вызвать улыбку. Тем более, что известны отдельные, мягко сказать неприятные, факты этого «исправления». Но углубляться в систему исправлений сейчас я не буду.

Разное показывают с экрана. Вот стоит человек, с отстраненным от мира взглядом. Его лицо ни капли не обезображено ни малейшим отпечатком интеллекта. Журналист за кадром сообщает что-нибудь типа: «На совести этого уголовника 15 убийств совершенных с особой жестокостью». Потом показывают другого зека, абсолютно  похожего на первого, будто они братья-близнецы. И звучит ещё более страшный комментарий. Смотреть дальше эту передачу больше никому из нас не хочется, и мы тычем по кнопкам пульта, чтобы скорее покинуть это омерзительное зрелище. А в голове стучит одна фраза: «Да стрелять их всех…»

Изредка встречаются более позитивные передачи о жизни ПЛС (пожизненно лишенных свободы). Показывают, как с ними работают психологи, какую комнату психологической разгрузки для них организовало начальство. На самом деле, комната, конечно, есть. Но вот как часто в ней бывают заключенные? С уверенностью скажу, что бывают, как только в их учреждение нагрянет журналистское «расследование». О других случаях я не слышала.

Рассуждаю об этой проблеме не как сторонний наблюдатель. Нет, я бы не осмелилась писать о таких серьезных вещах, имея в наличии информацию только из телевизионных эфиров и прочих СМИ.

Просто я знаю такого человека, который там, среди «злых».

Когда-то он прекрасно жил, работал, имел жену, маленького сына, друзей. Потом случилось страшное, и в зале суда прозвучал приговор – смертная казнь. В шоке были все. Но он своей вины не отрицал. Ведь убил, и убил двоих. Не стерпел человек, не совладал с собой.   К его истории хорошо подходит притча Соломона, которую он тогда  не знал:

«Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собой  лучше завоевателя города» Притчи 16:32

А он тогда думал, что храбрый мужик – это все!

Много долгих лет в сырой камере он ждал, когда приговор приведут к исполнению. Обо всем происшедшем передумал сто раз. Нет, гораздо больше, тысячи раз провертел он в голове ситуацию, но так и не понял, как же  тогда, в тот далекий день, всё так ужасно страшно получилось…

Однажды он, как и все другие из их «сословия», узнал, что помиловали всех смертников, заменив смертную казнь на пожизненное лишение свободы.

В тот момент, многие из преступников, ожидающих смертной казни, не выдержали, и привели приговор в исполнение самостоятельно. Как смогли. Кто-то раньше, кто-то позже. Некоторые просто тронулись умом.

А мой знакомый стал привыкать к новой жизни в статусе ПЛС. Сил потребовалось ещё больше, чем просто смириться с мыслью об уходе из жизни. Худо-бедно, но привык. Не без Божьей помощи. Хотите верьте, хотите нет, но в те дни он серьезно стал искать помощи Всевышнего. И молился, и каялся, и плакал. Знаю, что первый раз слезы прорвались, когда принял крещение. До этого он плакать просто не умел. «Мужчины не плачут, мужчины огорчаются» — многие помнят эту крылатую фразу из популярного фильма «Аты-баты, шли солдаты». Вот и он был мужиком и плакать не умел.

Прошли годы, его сын вырос, отслужил армию, жена давно вышла замуж за другого.

А он вкалывает в исправительной колонии для пожизненно заключенных по 12 часов в сутки, что бы заработать себе килограмм самого дешевого печенья и пачку чая в месяц. Работягой был, работягой и остался.

Раза два в месяц я получаю от него письма. Обычные письма, ручкой по бумаге. В них он рассказывает о своей нынешней жизни, о некоторых текущих событиях их зековского бытия. Например, этой осенью их камеру заставили купить 60 кг (!) незрелых арбузов, на сумму в размере их месячной заработной платы. И никуда не денешься, купили и съели, несмотря на то, что арбузы по вкусу напоминали свежие огурцы. Наверное, это и есть один из методов исправления.

Радостями тоже делится. Вот письмо от сына получил. Как не радоваться?! Ведь когда он, мой знакомый, сел за решетку, ребятенок не только писать не умел, но и разговаривал плохо. Рос сын с отчимом, и всё, что произошло с настоящим папой, долгое время от него утаивалось. А тут, на тебе, письмо. Значит, все-таки появилось желание у родимой кровинушки понять и простить.  Ещё одна радость. Выделили средства на ремонт камеры. Отремонтировали они её своими зековскими силами, и теперь есть надежда, что перезимуют в чистоте. Вот так и живут, находя в этом сером, тоскливом, а порой и омерзительном месте, свои маленькие радости.

Помимо работы он ещё заочно учится. А так же пытается вложить капельку своей нерастраченной отцовской заботы в сердца сокамерников. Ведь некоторые из них всего чуть-чуть старше его сына.

Конечно, про моего знакомого пока ещё не сняли ни одной передачи. Да, я думаю, и не снимут. И объяснять причину не надо, вы и так ее сами понимаете.

Я очень надеюсь на реформу в Уголовном кодексе РФ. Потому что пока в нашей стране что-то не так. Не только в этой области, но и в ней тоже.

Я пишу это не для того, чтобы вызвать в читателях жалость, или сострадание. Нет. Я пишу, чтобы напомнить, не все обитатели этих застенков – садисты, педофилы, террористы, извращенцы и прочие сволочи. Есть и другие. Их немного, наверное, даже очень мало, и все-таки они есть.

Но я против смертной казни не из-за этого меньшинства.  Хотя кривить душой не буду, и из-за них тоже.

Просто, я думаю, что у каждого человека на нашей земле должно быть право на жизнь.

Кто-то скажет, что жить и существовать – это разные вещи. А я возражу. Качество жизни у всех может быть разным, это верно. А вот существуют  лишь те, кто сам отказывается жить. Как видно на примере моего знакомого, его жизнь нельзя назвать лишь жалким существованием. Он живет! Живет, потому что не разучился трудиться, думать, любить, совершать поступки.

Повторюсь. Право на жизнь должно быть у каждого. Будь то младенец в утробе матери, которая спешит на аборт.  Будь то человек, которого из-за им содеянного, язык не поворачивается назвать человеком,. Только лишь потому,  что мы не в праве убивать себе подобных, какими бы, с нашей точки зрения и с точки зрения всего святого, они не были.

Я верю, что каждый человек живет на земле не случайно, и у каждого в этой жизни есть свое предназначение. Сможет ли человек его выполнить, захочет ли – ответственность за это лежит только на его плечах. И никто не имеет право отнять у него шанс на попытку изменить что-то в своей жизни.

Не согласны? Критикуйте мою точку зрения, разнесите меня с моим мнением в пух и прах. В этом есть ваше право.

Грустная статья получилась и какая-то сумбурная. Извиняйте.. Но ведь и веселиться тут нет причин. Верно?

Возвращаясь к притче, добавлю, мне бы не хотелось жить в городе, в котором  живут только «добрые» люди.

(Видимо, сюда подходит поговорка, что «слишком хорошо – тоже плохо»)

А в каком городе хотелось бы жить вам?

Автор: galactika

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *