31.01.2010

Романтическое свидание

45 - баба ягодка опять!



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

Случилась недавно со мной забавная история.

Я – девушка свободная, не замужем, из категории «ягодка опять». Долгое время я не занималась устройством личной жизни – дети были маленькие, о них думала, не о себе. Но они все равно выросли, несмотря на разные препятствия, и вот – я осталась одна в двухкомнатной квартире. Можно подумать и о себе.

Я работаю помощником адвоката в крохотной адвокатской конторе. Один адвокат главный – «хозяин», является моим официальным работодателем, кроме него есть еще два адвоката – старичок семидесяти девяти лет от роду, засыпающий на процессах, и молодой, только начинающий свой путь адвокат, Димочка. Он еще подрабатывает преподавателем в колледже, и приходит в контору во втором часу дня.

Вообще-то, я работаю, официально, так сказать, на пол ставки, с девяти утра до часа дня. Но сплошь и рядом происходит следующее: примерно без десяти час заходит в наш офис улыбающийся счастливой улыбкой мой шеф и говорит: «Анастасия Николаевна, мне нужно срочно подготовить эти документы. В два часа заседание суда, вы успеете?». И при этомз десяти час заходит в наш офис улыбающийся счастливой улыбкой мой шеф и говорит: «Анастасия Николаевна, мне нужно срочно подготовить эти документы. В два часа заседание суда, вы успеете?». И при этом кладет на стол кипу рукописных листов, исписанных с обеих сторон, штук этак тридцать. А что бы вы ответили на моем месте, если у нас в городке молодым-то работу не найти, а девушке моего возраста и подавно? Конечно, отвечаю: «Успею, Юрий Константинович», и начинаю в бешеном темпе переводить на русский литературный накорябанные «докторским» почерком «перлы» ветерана милиции, который уроки русского языка и литературы в школе явно не посещал ни разу, считая их пошлой интеллигентской выдумкой.

Так вот, теперь о том самом случае.

Как-то раз, прогуливаясь в сторону хлебного магазина, встречаю свою знакомую, жену местного художника, так сказать, представительницу «бомонда» от искусства. Лет ей что-то между семьюдесятью пятью и восьмьюдесятью пятью, точнее сказать трудно. И вся она такая утонченная, такая рафинированная…

В разговоре, вопрос:

— Ты все одна, Настенька?

Отвечаю ей, что теперь уже не против бы познакомиться с интересным мужчиной, да вот только где же его взять? Кроме работы и магазина нигде не бываю, да и вообще не могу себе представить, где в нашем городке могут водиться такие звери. Не сидеть же в засаде с ружьем возле библиотеки? Как узнаешь, женат он или нет? Ну, и все в таком духе.

Моя знакомая сразу оживляется, и говорит мне интригующим тоном:

— А у меня есть такой мужчина на примете! У нас в хоре ветеранов есть неженатый мужчина. Он нам всем так нравится, так нравится! Его зовут Миша. Я вас сведу.

— Что вы, Любовь Васильевна, я не хотела бы, чтобы меня «сводили» с кем-то. Неловко как-то, да и вдруг мы друг другу не понравимся? Нужно это как-то по другому оформить, как бы невзначай.

— Но как же я вас невзначай познакомлю?

— А пусть этот Миша придет ко мне на работу, и присмотрится ко мне, прикинувшись обычным посетителем. Я не буду знать, кто он, и не буду смущаться. Да и ему проще меня оценить. А если я ему понравлюсь, то может и познакомиться.

— Хорошо. Так и сделаем.

После этой встречи прошел месяц, или около того. Я уже и забыла про наш матримониальный разговор с женой художника.

И тут происходит следующее…

В один прекрасный день, как обычно, без десяти час, заходит с улицы мой шеф со счастливой улыбкой на устах, и протягивает мне кипу мятых листков бумаги – видно, в «подвале» писал, где содержат обвиняемых до суда.

— Анастасия Николаевна, успеете оформить? Мне документы нужны к двум часам, в два часа заседание суда.

— Успею, Юрий Константинович…

И пошла работа… «Переводить» в этот раз было особенно трудно – видимо, все писалось на коленке, и почерк был – любому шифру сто очков вперед даст. Помогала подготовка – просто догадывалась во многих местах, о чем, видимо, там речь идет.

А с часу до двух часов в нашей конторе – обед. Причем обед полноценный – шеф со старичком-адвокатом старательно и со вкусом кушают, а после так же старательно и со вкусом играют в шахматы. С криками, раздумьями вслух и эмоциональными выпадами. Прямо, «Контр Страйк» какой-то, а не шахматы. Это – незыблемая традиция. Война — войной, а обед – по расписанию. Что бы не случилось, обеденное время – неприкосновенно. Если враги решат напасть на Родину – то пусть после обеда нападают.
Так было и на этот раз, все привычно.

Работаю в бешеном темпе — слишком много, явно не успеваю к двум часам.

В двадцать минут второго в дверь раздается громкий хозяйский стук.

— Анастасия Николаевна, никому не открывайте! Мы обедаем!..
Настойчивый стук продолжается.

— Анастасия Николаевна, не открывайте! Там, на двери, ясно, крупными буквами написано – с тринадцати до четырнадцати обед. Пусть ждут.

Стук уже такой — как будто «муж из командировки вернулся».


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

— Юрий Константинович, в это время обычно Димочка приходит. Он, наверное, опять ключ забыл. Он так же стучит, когда забывает ключ.

— Я сказал, не открывать, значит – не открывать!

Стук продолжается.

— Юрий Константинович, я посмотрю – если Дима, то запущу, а если клиент – то закрою дверь.

— Никому не открывайте!

Но если это – Димочка, то — как я его на улице оставлю, на холоде? Ведь он всегда приносит мне печенье и конфеты к чаю… Такой милый мальчик… Такой воспитанный…

Тихо встаю и иду на цыпочках в прихожую.

На двери глазка нет, поэтому просто открываю ее – нет, это не Дима…

За дверью стоит высокий и крупный сердитый старик, лет семидесяти, в нагольном полушубке, в валенках с калошами, в очках с толстыми стеклами. Он сразу же начинает с силой ломиться в дверь.

Я, изо всех сил пытаясь закрыть дверь, вежливо говорю ему:

— У адвокатов сейчас обед, они никого не принимают. Приходите после обеда, в два часа.

Старик сердито отвечает:

— А мне плевать, что у них обед. Пусти!

И с силой тянет на себя дверь.

Я в панике. За это уж точно меня начальник по головке не погладит!

Пытаюсь изо всех сил удержать дверь, тяну ее на себя – старик не сдается, он очень крепок и силен, как бык.

— Я сказал, пусти!

Послать бы его куда подальше по «матушке не Волге» – да нельзя. Я же при исполнении…

В отчаянии выпаливаю:

— Вы скажите вашу фамилию, я сообщу адвокатам — может быть, они примут вас!

— А на хрен тебе моя фамилия! Пусти!

И тянет дверь…

Говорила мне мама – слушайся старших, так нет, не послушала…
С отчаянием, упершись ногами в порог, рывком дергаю к себе дверь – и о, чудо! Она захлопнулась…

Взмыленная, бегу к компьютеру и бросаюсь на листки. Время потеряно, я совсем не успеваю…

Мир перестает существовать, только исчерканные каракулями листки бумаги и компьютер…

Обед закончился.

Шеф сам открыл дверь и посматривает на меня из-за своего стола. Надо отдать ему должное, он не отвлекает от работы бесполезными нравоучениями и упреками. Старается не мешать, сам принимает посетителей.

Около моего стола кто-то останавливается.

— Ты, чтоли Настя?

Не поднимая головы, отвечаю:

— Да. Анастасия Николаевна.

Шеф часто посылает ко мне клиентов – например, внести предоплату, отдать какие-то документы.

— Я Миша. От Любовь Васильевны.

Я поднимаю голову…

Тот самый старик.

Боже… Герой-любовник…

Нет, я, конечно, тоже уже не пятнадцатилетняя девочка. Но себя уважаю и за собой слежу. А если учесть, что в молодости была просто красавицей, то и сейчас я – не третий сорт. По крайней мере, от мужских ухаживаний отбоя нет. Другой разговор, что они, в основном, направлены на легкое одноразовое времяпровождение, что в мои планы не входит. Мне, как и любой нормальной женщине, хочется стабильности и уверенности. И чтобы не женатый был. Ну, и все такое…

Но старый хам в нагольном полушубке и валенках с калошами…
Беру себя в руки. Что же это я — по первому взгляду оцениваю человека? Надо дать ему шанс. Может, он хороший… И вообще, клеить ярлыки – фи, это так не интеллигентно…

Дам шанс.

— Ах, здравствуйте!

Старик достает откуда-то из внутреннего кармана полушубка красный революционный цветок – ну, мы такие всегда дарили ветеранам на День Советской Армии… Короче, красную гвоздику. Слегка потрепанную, но не сдающуюся. Я даже знаю, откуда она – рядом с нашей конторой есть небольшой цветочный магазинчик, и на прошлой неделе там снизили цены на гвоздики, ввиду того, что их почему-то вообще перестали брать. Сейчас этот шедевр селекции стоит восемь рублей…

Легендарный Миша молча протягивает мне цветок – как будто подает документ или справку. Я беру бедную гвоздику, с преувеличенным восхищением бормочу: «Ах, какая прелесть!», и пытаюсь ее нюхать, закрыв от восторга глаза. Пахнет она мужским потом и несвежей, слегка протухшей водой. Действительно, какая прелесть…

Бодренько сую цветок в стоящую так кстати рядом карандашницу, лью туда же немного воды из чайника – благо, она успела остыть, и говорю «прекрасному принцу»:

— Я сейчас очень занята, мне необходимо допечатать эти документы, но минут через десять освобожусь и пойду домой.

Старик отвечает:

— Ну, так я тебя на улице подожду, — и уходит из приемной.
Допечатываю бумаги уже намного медленнее – отвлекают мысли о том, что зря я, видимо, не прогнала его сразу. Он просто ужасен…
Задерживаюсь на работе под разными предлогами еще минут на двадцать, в надежде, что моя «нечаянная радость» не выдержит и уйдет.

Выхожу, оглядываюсь – нет никого. С облегчением вздыхаю полной грудью и бегу в сторону дома…

Из-за угла выходит «герой-любовник».

Торможу.

— Ах, это вы! Я думала, вы уже ушли…

«Настоящий полковник» не тратит времени даром, на всякие там пустопорожние разговоры.

— Ты что пьешь?

Я в растерянности и шоке. Это он мне, «такой женщине, как я»?
Оторопело бормочу сто-то вроде:

— Э-э-э… Что вы имеете в виду?

— Я говорю – что ты пьешь? Я сейчас возьму бутылку и пойдем к тебе.

Все. Я убита.

У меня что, на лбу написано: «дешевая шлюха для деревенских стариканов»?

— Вообще-то, я ничего не пью, кроме сока (и это правда — аллергия на дешевый алкоголь, а другого у нас сейчас просто не купишь). Вы, наверное, привыкли общаться с женщинами, которые в первые же минуты знакомства тащат мужчину на диван, но я не принадлежу к их числу. Я не ханжа, но без симпатии к мужчине не приглашу его домой.

— Чего? Какой такой симпатии? Чего ты буровишь?

Понятно. Слишком сложно выражаюсь. Нужно попроще. Как говорится, тогда к тебе и люди потянутся…

— Нам нужно поближе познакомиться. Узнать друг о друге побольше.

— А чего обо мне узнавать? Пенсия у меня приличная, да еще я и сторожем подрабатываю. Так что, при деньгах. Вот и все. Чего еще узнавать?

— Хотелось бы все-таки поподробнее. Давайте прогуляемся по проспекту – погода сегодня прелестная, снежок такой пушистый падает, и не холодно. Поговорим по дороге…


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Старик громко и искренне расхохотался:

— Ох, ха-ха-ха-ха! Дружить, что ли, будем? Как молодые? Ха-ха-ха-ха! Разговаривать!.. Ха-ха-ха-ха!...

— Ну… Прогуляемся… Вы мне о себе расскажете…

— Да что рассказывать! Я же тебе уже сказал – деньги имеются!

— Да нет, я не это хотела узнать. Вы мне о себе расскажите, как живете, чем интересуетесь. Может у вас хобби есть какое-нибудь?

— Что? Какое такое «хобби»? Это ты про что? – в голосе пресловутого любовника послышались не только нотки подозрительности, но и легкой угрозы…

Я с поспешностью «перевожу на русский»:

— Ну, чем вы любите заниматься в свободное время?

Молчание в ответ. Чувствую, что сама виновата – зачем разговор такой завела. Нужно как-то выкарабкиваться из этого положения. С надеждой спрашиваю:

— Может, в лес любите ходить?

Это у нас самый распространенный вид отдыха – живем-то в окружении гор и лесов несказанной красоты. Беспроигрышная тема.

Миша радуется:

— А, в лес! Да, жил тут я с одной, так мы в лес ездили. Она, как поехала в столицу покупать машину, так я с ней поехал – помочь, и еще ей двести долларов добавил! Пять лет мы прожили. Ты не бойся, я с ней не регистрировался! А она такая … (пик-пик-пик)…! Я, когда уходил, так ей прямо и сказал: «Не отдашь машину – убью!». Я же мужик крепкий, сама видишь… А она, такая… (пик-пик-пик)…, представляешь, в милицию заявление на меня написала! Так меня вызывали, угрожали статьей, если хоть пальцем к ней прикоснусь! Ну, ладно, плюнул я на нее… Сама сдохнет!

Прелестная романтическая история, однако… Интересно, что такого в нем есть особенно утонченного, что Любовь Васильевна так и млеет от одной мысли об этом Мише? Может быть, где-то поглубже спрятано? Ладно, даже интересно, смогу ли докопаться до бриллиантов в этой куче… э, удобрения…

— Значит, вы всего один раз жили с женщиной после смерти своей супруги? Что же так не сложилось у вас? Дети были против?

— Ну, почему один раз! Я еще с одной жил. Как только мы с ней начали встречаться, я ей так сразу и отрубил: «если жить, так жить нужно в своем доме». Картошка там, морковка, коровка, то, се…

— Полностью с вами согласна! В своем доме прожить легче, там все овощи, хозяйство. Очень выгодно. А что с ней не заладилось?

— Да тоже … (пик-пик-пик)… оказалась! Представляешь, она продала квартиру, чтобы купить дом, а я ей пятьсот долларов добавил — у нее не хватало денег. Так вот, мы семь лет прожили, а когда я уходил от нее – она мне эти пятьсот долларов не отдала, … (пик-пик-пик)…! Нет у нее, видите ли, денег! Уж я так ее отходил за это! Три месяца в больнице провалялась! Но, правда, заявление не посмела написать – я ей так прямо и отрубил – напишешь – убью твоего сыночка, пока ты здесь прохлаждаешься! Она же понимала – я не шучу. В общем, поделом ей, …(пик-пик-пик)…

Мне что-то совсем разонравилась прогулка, несмотря на романтический снежок. Я, правда, еще сделала попытку исправить положение. Я очень люблю красивую посуду, а на проспекте как раз есть магазин с красивой посудой. Я туда хожу, как в музей – посмотреть, полюбоваться на роскошные сервизы, сверкающие хрустальные вазы и фужеры, на изящные столовые приборы…

— Давайте, зайдем в этот магазин!

Романтический герой хмуро и подозрительно отвечает:

— Зачем еще заходить туда?

— Да просто — посмотреть! Там такая красивая посуда!

— Ну, ладно. Но не долго!

Заходим.

И прямо в витрине напротив входа – бокал моей мечты!
Дело в том, что шеф купил недавно в офис красивый и строгий сервиз, для «дорогих гостей». Нет, он вовсе не «Держиморда», и позволяет пользоваться чашками для чая. Только вот, чашки-то небольшие, из них хорошо пить чай в милой компании. А я пью чай прямо за компьютером – я не могу отлучаться в комнату для обедов, где все едят и пьют чай. Я «пришита» к столу в приемной и к телефону. А там лучше иметь крупнокалиберную посуду, вроде бокала – чай дольше не остывает, да и бегать не нужно за добавкой в другую комнату.

А тут – бокал, прямо как из того сервиза! Ну, точь-в-точь! Мечта секретарши! А денег, как назло, с собой нет…

— Ах, какой бокал! И совсем не дорого! Всего пятьдесят рублей! Как жаль, что денег с собой нет…

Мой спутник мгновенно находит ответ:

— Ну, что? Посмотрела? Пошли отсюда!

И дергает меня за рукав к выходу из магазина…

Дальнейшую прогулку описывать нет необходимости – все в том же духе. Да, единственное, что можно добавить, так это то, что, встречая множество своих знакомых на главной улице нашего городка, мой герой отталкивал меня за спину, ни с кем не знакомя. Можно подумать, что со мной стыдно на улице появиться… И это при том, что я выглядела его внучкой. А ухаживали за мной далеко не старики обычно – даже двадцатилетние юноши не считали зазорным обратить на меня свое внимание… То есть, я еще очень даже хороша собой.
В общем, когда мы поравнялись с автобусной остановкой, то я, крикнув: «Ой, это мой автобус!», рванула в этот самый автобус.

Мой Прекрасный Принц закричал:

— А адрес скажи!

Я в ответ крикнула:

— На работу звоните, если что!

Вот так и окончилось мое романтическое свидание.

Герой-любовник не позвонил. И, слава Богу.

Сейчас уже вспоминаю об этом эпизоде своей нелегкой девичьей жизни с улыбкой.

Но проблема не решена.

Так что же делать еще не старой одинокой женщине в маленьком городке?

Встречаться с молодым парнем – ну, я викторианского воспитания девушка, и не хочу выглядеть смешной.

Встречаться с ровесником – так они все что-то как-то женаты.
Встречаться с мужчиной постарше… Говорят, они ценят молодых женщин… Говорят, наверное те, кто сам не встречался со стариком. Меня же так напугало это романтическое свидание, что я надолго потеряла чувство юмора, и просто впадаю в панику, когда в моем присутствии кто-либо пытается заговорить на эту тему.

А, может, я слишком придирчива?


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

6 комментариев к  „Романтическое свидание“

  1. Tana 31.01.2010 10:24

    Замечательный рассказ, интересный с долей юмора! Спасибо!

    А вот придирчивости не заметила 🙂

    «Уж лучше будь один, чем вместе с кем попало»

  2. Jekyll 01.02.2010 01:25

    Пожалуй, лучшее за последнее время.

  3. Krufoco 01.02.2010 02:02

    Чего-то мне вспомнилось

    «- Бог ты мой! Серьезно сказала она. Да неужто молодые женщины будут разговаривать так, как я. Во-первых, они для этого слишком молоды. А во-вторых, большинство молодых людей до смерти пугаются, когда видят в голове у женщины хоть какие-то мысли. Так что, если хотите найти для своей коллекции редкостного жучка — нужно не лениться, и хорошенько пошарить по разным уголкам». Слова Элен Лумис, 95 лет от роду.

    Наверное, героиню рассказа плохо ищут. Или наоборот.

  4. galactika 01.02.2010 17:51

    Ирина, получила огромное удовольствие от чтения!

    Спасибо! И тема актуальная, и рассказ очень сочным получился! Здорово!

  5. Надежда 01.02.2010 20:42

    Суровые будни нашей жизни... После такого вот знакомства из меня «выскочило» стихотворение про Синюю бороду.

  6. Krufoco 02.02.2010 01:27

    Люблю тонкий пиар.

Оставить комментарий или два