23.04.2010

Жалость, умри, или Снобизм Божественной Обезьяны

11webА ночью разразилась страшная гроза, с проливным дождем, ужасными ударами грома и ослепительной молнией. Том с головой залез под одеяло и, замирая от страха, стал ждать собственной гибели; он ни минуты не сомневался, что всю эту кутерьму подняли из-за него. Он был уверен, что истощил долготерпение господне, довел его до крайности – и вот результат. Он мог бы сообразить, что едва ли стоило палить из пушек по мухе, тратя столько грому и пороха, но не нашел ничего невероятного в том, что для уничтожения такой ничтожной букашки, как он, пущено в ход такое дорогостоящее средство, как гроза.



style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="horizontal">

М. Твен «Приключения Тома Сойера»

Как можно назвать высокую башню, в которой уместились кабак, монастырь, обсерватория и бордель одновременно? Тут на столах танцуют пьяные шлюхи, вешая лифчики на окуляр телескопа, а монахи разрываются между желанием трахнуть ближайшую и понаблюдать за редчайшей кометой.

Но вот незадача: когда один святой отец запускает лапу куда надо, душу его вдруг тянет к высоким сферам. А второму звездное небо дороже любых низменных потребностей, но комета, пролетая мимо, виляет сочным задом и призывно улыбается.

Оба, раскаявшись, вдруг бросают все и выходят на балкон.

— Грешен я и недостоин царства, — скажет первый.

—а, раскаявшись, вдруг бросают все и выходят на балкон.

— Грешен я и недостоин царства, — скажет первый.

— Дьявол искушает меня, — ответит второй.

— О чем вы? — удивится третий, выходя вслед за ними.

— Нет высших существ, братья, и поэтому нет ложной морали. Мы никому не надо. Берите от жизни все, что вам нужно, и не забивайте голову всякой ерундой.

— Ты неправ, — возникнет из теней четвертый, сидящий на воздухе, и подобный Будде.

— Ты есть высшее существо. Я есть высшее существо. Только мы забыли об этом.

Где-то внизу, под стеной бегает чумазый парень:

— Друзья! — кричит он. Штукатурку смыли дожди, кирпич рассыпается песком! Спуститесь вниз, помогите мне, я не успеваю один, моих сил не хватает!

Святые отцы переглянутся:

— Прости, — скажет первый. — У меня очень мало времени, мне нужно скорее очиститься.

— Я умру и стану звездой, — скажет второй. — Эта башня тяготит меня. Уйди.

— Хрен с ней, с башней! — рассмеется третий. — На мой век хватит, а что потом — мне насрать.

— Вот в чем вопрос, — задумается четвертый. — Что есть башня живая и башня мертвая? Не суть ли одно и тоже? Что есть конец и начало? Куда ведет Путь?

Это башня человека, ум и тело.

Через тридцать лет она упала. Две другие поплакали над ней, а еще один замок обрадовался, потому что ему наконец досталась свободная квартира.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Эй, каменщики и монахи!

Вся проблема в том, что мы чересчур раздули свое значение. Разум убежал от биологии. Биология убежала от самой себя и спряталась за моральными иллюзиями. Вы знаете, что ученые Гарвардского университета открыли, что мыши размножаются гораздо быстрее, если им не мешают ученые Гарвардского университета?

Организм рождается и в ту же секунду начинает умирать. Но то, что находиться в голове, не даст ему спокойно принять этот факт — оно будет мучить его всю жизнь, и в результате сведет в могилу гораздо раньше срока. Оно будет заставлять его делать самые разные вещи, и надеяться, что что-нибудь останеться после, хоть какая-то память — ешьте тело мое и пейте кровь мою, я так хочу остаться!

Какие чувства вызывает у вас могила афганца? Трепет? Жалость? Гнев? Боль? Я недавно стоял над одной, и ничего не чувствовал. В этой могиле ничего нет — все ушло в землю. Да, был такой, а потом у него в голове появилась дырка. Что из этого? Не было еще одного отца. Не было еще одного врача. Не было еще одного убийцы. Не было еще одного кого-угодно. Какой пластилин гибче, чем человек?

Когда человеку больно, ему кажется, что весь мир вертится вокруг него.

Сколько ниточек можно мысленно отследить от воображаемой жизни? Бесчисленное количество. Пусть бы этот человек остался жив, еще на сорок лет. Сколько слов он бы сказал, сколько сделал, сколько филотов протянулось бы от него к другим сознаниям, какие связи бы были созданы? Как обеднел мир, утратив всего одну душу.

Но планете все равно. Неужели, будучи хоть сколько живым организмом, хоть кто-то терпел бы над собой подобные издевательства? То что-то взорвут, то залезут в самые недра и заберут все, даже без крайней необходимости.

И перед войной рождается невероятное количество мальчиков. И бедных китайцев трясет чуть-ли не каждый день. Возможно, их слишком много? Возможно, таким образом планета регулирует природный баланс?

— НЕЕЕТ! — закричит человеческая мораль. — Не сметь!!! Так! Думать! Про! Человека! Разумного!

А как начинаются сами войны? Вот, СССР понесло в Афган. Разве военный совет не просил Брежнева не вводить войска? Что оставалось делать афганцам? В твой дом пришли с автоматом. На кухне лежит нож.

Здесь таится очень опасная развилка. Война это плохо! — говорят вменяемые люди и те, кто воевал. Война — это необходимый выброс пара — говорят всякие доморощенные философы, и я, который это пишу.

А суть в том, что если мне оторвет на войне руку, то я, конечно, буду самым ожесточенным поборником того, что война — это плохо. А она по прежнему останется выбросом пара, который чихать хотел на меня и мою руку. А меня вдруг потянет сочинять бардовские песни, как будто от этого рука прирастет обратно и глупость перестанет быть глупостью.

Если я убью соседа, то сяду на пятнадцать лет. В таком случае, любую страну можно посадить до конца времен. Но тут — убийство, а там — большая политика, большой театр.

Представьте себе пресс-релиз какого-нибудь Министерства внутренних дел:

— Короче говоря, нам не хватает 20000 га под пшеницу, еще нужна пара железных шахт. И, это, — бабла тоже надо прихватить. Короче, отправляем войска пограбить ....ндию. Жертвы? Ну конечно будут. Кто же даром отдаст?

В социуме есть две основных категории. Хищники и слабаки. Слабые люди, попадая в трудные обстоятельства, ломаются. Это паразиты, они только потребляют. Хищники тоже ломаются, но на другой манер — они забирают, ничего не отдавая взамен. Какая интересная ситуация. Женщины любят хищников; общество любит хищников — делает вид, что не любит, но это неправда. Практически все психологические тренинги учат быть хищником. Да что там, сама жизнь постоянно наталкивает на этот путь.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="auto">

Почему женщины любят агрессивных, развязных парней? Потому что их клеточки говорят, что скорее всего, от такого будет здоровое семя. Из этого семени вырастет новый хищник — и, в свою очередь, передаст семя дальше.

Женщину рвет на части — ведь после ей нужно где-то найти спокойного, надежного мужчину, который будет таскать ей все в дом, и никуда не денется. Потому что первый типаж, вероятнее всего, побежит искать еще одну — он хищник, он так устроен.

И мужчину тоже рвет на части — потому что ему хочеться ту, и вот ну, и вон ту — проще говоря, всех. Но совесть, что-то похожее на нее, говорит ему, что надо остепениться.

Поэтому придуман институт брака, закреплен на небесах и на земле. Конечно, есть много нетипичных ситуаций — но, в общем масштабе, все одно и тоже. Весь мир добровольно носит на глазах повязку оцивилизованности — но чуть-чуть, легкое давление, и венец творения превращается в скотину. К черту мораль! Признав это, не нужно будет притворяться.

Да, тело так устроено. То ему хочеться есть; то ему хочеться пить; ему все время что-то хочется. А ум, напичанный тем, что уводит от тела, все равно находится в нем — в результате, испытывая постоянный конфликт.

Одним детям слишком рано начинают давать ум; другим не дают вовсе. Первые очень далеко убегают, но это похоже на натянутую резинку — чем дольше убежишь, тем сильнее тебя приложит. Вторые и вовсе никуда не идут. В мире немного сбалансированных людей, идущих посередине, видящих то, что есть на самом деле. И приходят они к этому, попробовав и то, и то.

Вот, на улице будут драться две собаки: если это будут люди, им так заморочат голову, что в каждой куче говна они будут искать божественное, а в естественной физической разрядке найдут неприличное. Почему никто не трогает собак? Потому, что они не читали Сократа? Нет, собакам не будут говорить — думайте о высоком, ведите себя прилично. Собаки будут делать глупость осознанно, не маскируясь. И, возможно, скорее придут к божественному, чем ханжеская обезьяна, видящая в тряпках — стиль, в облаках — Бога, а в возможности подсыпать навечно парализованному старику яд — жестокий, античеловеческий поступок. Я вам скажу, что такое античеловеческий поступок. Это окультуренное потребление. Обезьяна слишком, слишком заигралась.

Вот, скажем, Организация по правам детей. Скольких детей перестали насиловать из-за того, что эти идиоты печатают плакаты «Нет насилию над детьми»? Все видят этот театр, но никто не обращает внимания, до тех пор, пока дочка почему-то не пришла в десять домой... все, мир перевернулся.

Это компромисс. Если уж жалеть — то либо всех, либо никого. Может ли высшее существо жалеть хоть кого-то? Оно бы давно сошло с ума, или ударилось бы в абсолютное бездействие. Эллины были очень мудры. История Прометея — это единственная верная история того, что могло бы произойти, если бы Бог имел человеческие черты.

Если бы он молчал — слышал, но молчал — такое не выдержал бы ни один ум, даже самый великий. Представьте себе: шесть или семь миллиардов человек. В Кении гражданская война. В Америке, штат Висконсин — ураган. В Москве умирает от рака муж какой-то женщины.

И эта какофония: — Боже, боже, зачем? Нет! Помоги спаси защити не хочу самоубийство хрр передоз спаси боже о боже насилуют больно режут упал ударило сердце ааааааааАААА!!!!!!!!!!!!!  - только в миллионы раз сильнее.

Я не верю в вышнюю жалость. Я не верю в человеческую мораль. Мы сами на себя все это повесили. И только сами себя сможем пожалеть — когда-нибудь, когда перестанем притворяться.

P.S. Автор вменяем и просто любит раздражать людей.


style="margin:1em auto;;display:block"
data-ad-client="ca-pub-4606205082910035"
data-ad-slot="9720038702"
data-ad-format="rectangle">

9 комментариев к  „Жалость, умри, или Снобизм Божественной Обезьяны“

  1. Frozy 23.04.2010 11:49

    Круфоко, я тебе скажу не в первый раз — you blow my mind! 😉

    Может, тебе книжку философскую написать?

  2. Круфоко 23.04.2010 12:15

    Ну, если ты меня издашь, то напишу 🙂

  3. hmkb 23.04.2010 13:43

    Рассуждать о философии НЕ являясь атеистом — идиотизм. Все субъективно

  4. Круфоко 23.04.2010 14:03

    hmkb: разверните, пожалуйста, мысль вашего комментария.

  5. Tana 23.04.2010 15:34

    Наверно этот пост вызов или провокация? Тоже порой раздражаю людей, когда иначе не получается добиться именно того, что лежит внутри, скрыто за маской, а тут тебе сразу скажут о чем думают, в степени крайнего раздражения. Успокоятся и не поймут сами, как такое могли сказать. И так ли они на самом деле думают? А то ли они хотели сказать?

  6. Круфоко 23.04.2010 16:00

    Tana, хорошо подмечено.

    Но что именно Вы бы назвали провокацией? Люди делают то, что диктуют им гены, а потом пытаются красиво это обставить. Никто не сможет поставить свою психику выше материальных реакций. Можно только согласовать то и то, и будет хорошо.

    Возьмем, скажем, аборты. Я сейчас буду говорить противные вещи. Почему их так осуждают? Если убрать характеристику вроде «бесчеловечно», «убийство» и проч. Я думаю, общество просто осуждает самку за то, что она посмела оборвать одну из новых веточек вида. И возмущение этим настолько глубоко (ведь вид должен жить, это глубинное), что следует такая реакция. Я уверен, что любой женщине неприятно это читать. И не то, чтобы я хотел кому-то испортить настроение — я просто указываю но то, как биологическая практичность маскируется под человеческую мораль. Настолько хорошо маскируется, что человек думает, что это противно читать его сознанию, его индивидуальности, а не его клеткам, грубо говоря.

    И любовь туда-же. Чисто платоническое влечение, основанное на духовной близости, очень редко встречается. В основном, это выбор друг-друга по критериям, позволяющим родить здорового ребенка и прокормить его.

    У Ефремова в лезвии бритвы есть классное описание красоты — например, он пишет, что густые брови — это для того, чтобы пыль и мусор не попадали в глаза 🙂 Прямой, классический нос — это прямой приток воздуха к мозгу. И проч. Т.е., такое.

    Вы думаете, я не романтик? 🙂 О, еще как. Просто я считаю, что эту сторону тоже нужно знать.

  7. Philo 23.04.2010 19:00

    Ну да, мораль у нас пытается заместить собой билологию, гены, называйте как хотите. К тому же обезьяны закостенели в своем снобизме. Вот и ищут себе всякие оправдания.

    А в мораль я тоже не особо верю — все относительно, с какой точки зрения посмотреть.

    Случилось что-то плохое с тобой — сразу точка зрения поменялась. А суть-то от этого не изменилась.

  8. Виталий Сердюк 30.04.2010 22:27

    Витя, я тут в комментариях к сегодняшней статье Tanы «Выходцы из социализма, или Шаблоны, шаблоны, стереотипы» и твою затронул.

    Не буду повторяться, но люблю когда раздражают — завожусь с полуоборота. И сам такой 😉

  9. Виталий Сердюк 30.04.2010 22:29

    З.Ы. Граватарка хоть та? Или ты имел в виду другую, есть ещё у меня подобная.

    Хотя соль не в этом

Оставить комментарий или два